Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

Содержание

Что делать, если вашего ребенка травят в школе. Инструкция мамы

Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

Все чаще в интернете появляются видеоролики, на которых подростки унижают или избивают кого-либо из своих сверстников. На днях в Вольске на камеру избили девятиклассницу, заставили ее облизать обувь присутствующих и выложили запись в сеть, писал Anews.

При травле, какой бы она ни была, жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок. Например, избитая девочка Алевтина из Вольска сама объясняла, что ее мучали за некий «косяк» – собственный проступок.

Именно поэтому здесь необходимо вмешательство взрослых, которые помогут ребенку и поддержат его. Москвичка Наталья Цымбаленко, которая в одиночку победила «крутых» школьников, устроивших травлю ее сыну, составила памятку на случай подобных ситуаций.

Доказательства и разговоры

Если вашего ребенка «прессуют» в школе: обзывают, прячут или ломают его вещи, бойкотируют, толкают и прочее, то обращаться нужно в учебное учреждение.

Сначала важно доказать, что вашего ребенка «травят». Делайте скриншоты сообщений, которые присылают вашему ребенку в соцсетях. Поговорите с одноклассниками сына или дочери. Сохраняйте заключения о поломках вещей и получайте справки и побоях. Собирайте все, что может пригодится для того, чтобы доказать, что ваш ребенок подвергается травле.

Не поленитесь посмотреть аккаунты зачинщиков травли в социальных сетях: на какие группы они подписаны, что лайкают и репостят, как общаются.

Записывайте аудио и видео, чтобы иметь другие доказательства противоправных действий.

Вместе со всей доказательной базой идите к классному руководителю. Привлекайте родителей учеников, которые организовывают травлю. Задействуйте школьного психолога и социального работника.

Если родители настаивают на том, что их дети «святые», а сотрудники школы умывают руки, мол детям самим нужно разобраться, то идите жаловаться выше.

Выходим на другой уровень

Отведите ребенка к психологу или психиатру, который даст заключение, что ситуация наносит ему моральный вред. Важно выбрать специалиста, который обладает лицензией, необходимой для суда. Тогда эта бумага пойдет в дело.

Теперь начинайте писать жалобы. Обязательно писать, а не приходить в кабинет «на разговор». В первую очередь пишите директору школы.

Если с его стороны никаких действий не предпринимается, что пишите в следующую инстанцию – в комиссию по делам несовершеннолетних управы/администрации района. Пишите в управляющий совет школы и инспектору по делам несовершеннолетних.

Если опять не помогло, составляйте жалобы о бездействии представителей госучреждений в Департамент образования, прокуратуру и уполномоченному по правам ребенка в городе.

Главное – писать в инстанции по-порядку. Нет смысла обращаться в прокуратуру, если о вашей жалобе не знают в школе.

По направлению к суду

Если вы планируете обращаться в суд, то лучше нанять юриста, чтобы не разбираться самостоятельно во всех тонкостях закона. Не забывайте сохранять чеки, которые подтверждают ваши затраты. Посетили психолога/психиатра – взяли чек, сохранили его. Купили выписанные лекарства – тоже сохранили чек.

Юристы, репетиторы (если ребенок из-за травли пропускает школу), восстановление испорченного имущества – все стоит денег.

Если есть доказательная база, справка от специалиста, чеки, то подавайте в суд. Вы можете требовать возмещение морального вреда. Скорее всего, родители детей, которые обижают вашего ребенка, постараются не довести дело до суда, ведь им это тоже «влетит в копеечку».

Поднимайте шум

Самое главное сформировать общественный резонанс. Именно он заставляет многие инстанции работать. Пишите в социальные сети, обращайтесь к журналистам, пишите в СМИ.

Главное – не забывайте общаться с представителями школы и своим ребенком, держите «руку на пульсе» ситуации.

Если вы прошли все «круги ада», а результата нет, то не бойтесь начинать все заново: идти к учителю, директору, а потом и выше.

При этом не забывайте показывать ребенку, что за пределами школы есть другой мир. Отправьте его в кружок по шахматам или на каратэ.

Как могут наказать?

Если вашего ребенка травят дети, которым еще нет 14 лет, то всю ответственность понесут за них родители или государственное учреждение. Главное – подать в суд. В административном кодексе есть статья 5.35.

«Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних». Вот по ней и могут привлечь к ответственности родителей и госучреждение.

Если обидчикам уже есть 14 лет, то они могут понести уголовную ответственность по некоторым пунктам уголовного кодекса. В частности, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, кража, грабеж, разбой и вымогательство, умышленные уничтожение или повреждение имущества и хулиганство при отягчающих обстоятельствах, а также вандализм.

Если тем, кто занимается травлей вашего ребенка, уже есть 16 лет, то к вышеописанным статьям добавляется еще несколько: побои, истязание, мелкое хулиганство, клевета. Также 16-летний подросток может понести уголовное наказание за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, склонение к самоубийству.

Источник: https://www.anews.com/p/88902756-chto-delat-esli-vashego-rebenka-travyat-v-shkole-instrukciya-mamy/

Синдром изгоя: что делать, если над ребенком издеваются в школе

Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

В современной школе проблема буллинга, или травли, стоит остро — по разным оценкам в различных детских группах ее жертвами становятся до 50% детей. Психолог Вячеслав Аманацкий объясняет, кто может стать жертвой травли в классе и как с этим бороться.

По мнению психологов, буллинг — это системная болезнь класса, вызванная тем, что при отсутствии четкой цели, способной сплотить коллектив, дети вынуждены сами искать то, что способно их объединить.

Часто объединяющим фактором становится именно травля другого, поэтому для белорусской школы, в которой обучение зачастую сводится к получению фиктивных оценок и посещению «обязательных» мероприятий, проблема буллинга стоит особенно остро.

Как выбирают жертву

Принято считать, что жертв буллинга выбирают по объективным причинам — должен быть какой-то повод. Действительно, ребенка могут дразнить за то, что он очкарик. Или рыжий. Или прыщавый. Или самый умный. Или самый глупый. Самый молчаливый. Самый навязчивый…

По сути, объектом насмешек может стать любая особенность ребенка. Существуют ли дети вообще без особенностей? Если да, то причиной издевательств может стать тот факт, что этот мальчик, в отличие от других, «самый обычный». Жертву могут дразнить даже за «отсутствующую» особенность — порой кличку «жирный» получает далеко не самый упитанный ребенок в классе.

«В начальной школе я носила брекеты. Помогло. Но кривозубой меня перестали называть только в лицее» (Нина).

По результатам исследований, жертвы травли более чувствительны к насмешкам, ярче («забавнее») реагируют на издевательства. Однако, скорее всего, это не причина буллинга, а ее закономерный результат. Если ребенок уже стал изгоем, советы «не обращай внимания» или «им надоест, они отстанут» принесут только вред. Не надоест и не отстанут. Напускная невозмутимость только раззадорит мучителей.

Стать жертвой травли может абсолютно любой ребенок. И чаще всего причина не в особенностях детей, а в случайном стечении обстоятельств.

Виды буллинга

Основных видов травли четыре. И в большинстве случаев они чередуются и дополняют друг друга.

Физические издевательства могут варьироваться от «невинных» тычков до самого жестокого избиения. В представлении родителей именно они являются наиболее опасными. Однако физическое насилие заметно — и это повышает шансы того, что ребенку в итоге помогут.

Поэтому, чтобы не оставлять улик, мучители могут использовать эмоциональный, или психологический буллинг. Как и в случае физического насилия, диапазон психологического воздействия очень широк — от распускания грязных слухов про жертву до коллективного игнорирования.

Эмоциональный буллинг часто путают с обычной непопулярностью в классе. Однако невнимание и презрение — абсолютно разные вещи. С непопулярным ребенком общаться неинтересно, с отверженным — опасно: можно оказаться на его месте.

«На день святого Валентина у входа в школу раздавали сердечки с номерами, чтоб каждый нашел себе пару. Кто найдет — тому конфеты. Получилось, что у мальчика из моего класса был один номер со мной. Узнав об этом, он демонстративно порвал свое сердечко» (Мария)

«Серая мышка» может привлечь внимание интересным увлечением, учебными успехами, новыми гаджетами. Затравленному это принесет только вред. Его положение схоже со статусом задержанного из криминальных сериалов — все, что он сделает, будет использовано против него.

«Новый телефон? Родители хотят, чтоб ты чувствовал себя менее ущербным?». «Какое красивое платье! Обидно, что на тебе оно висит как на пугале».

Это — словесная травля. Обесценивание. И обесценить можно абсолютно все. Если мальчик займется плаванием, все станут спрашивать, не жмет ли ему «купальник». Займется боксом — будут на каждой перемене «учить держать удар». Если девочка вместо очков станет носить линзы, одноклассницы очень «расстроятся», заявив, что очки хотя бы скрывали ее «кривоносость».

Словесная травля легко превращается в кибербуллинг — издевательства в интернет-пространстве.

Для современных детей информационное пространство куда более реально, чем для их родителей — но интернет-травля к тому же происходит онлайн.

Нельзя отдохнуть от хулиганов дома — ребенка могут преследовать практически круглосуточно, поддерживая жертву во взвинченном состоянии до следующего учебного дня.

В погоне за статусом

Как показывает практика, вовлеченным в травлю оказывается весь класс.

В роли зачинщика обычно выступает главный хулиган класса, но им может стать даже круглый отличник, находящийся на очень хорошем счету у учителей и дирекции. Особенностью зачинщика является высокая и часто неадекватная самооценка.

Он полностью удовлетворен общением и считает, что его статус среди одноклассников высок — ведь чтобы не стать новой жертвой, другие дети подобострастно «уважают» зачинщика.

Результаты анонимных исследований, однако, показывают: преследователь — это последний человек, с которым большинство детей на самом деле хотело бы общаться.

Также зачинщик считает себя слишком добрым (!), и эта иллюзия не исчезает даже в том случае, если агрессору непосредственно указывают на его жестокие действия. Классическое оправдание зачинщика — «если бы не я, жертве было бы куда хуже».

Однако травля — это не конфликт между зачинщиком и жертвой. В конфликте силы примерно равны. В случае травли наблюдается значительный дисбаланс, который достигается за счет помощников преследователя.

Как и предводитель, они имеют крайне низкий реальный статус в классе. Но, в отличие от зачинщика, c его приспешниками водиться никто не хочет в открытую, что делает их еще более жестокими. В конечном счете именно помощники принимают непосредственное участие в травле, тогда как их босс лишь разрабатывает план унижения жертвы.

При буллинге нарушается нормальное развитие жертвы: снижается самооценка, возникают тревожность и депрессивные мысли. Однако привычка преследователей решать все вопросы силой — это тоже нарушение адаптации. Как показывает практика, повзрослев, эти дети составляют основной контингент тюрем в большинстве стран мира. В конечном счете буллинг приносит вред и им.

У жертвы порой есть и защитники. Чаще всего ими становятся эмоционально зрелые дети, которые искренне сопереживают изгою и готовы вмешаться в ситуацию, если насилие переходит всяческие границы. Их участие (даже обычная эмоциональная поддержка) очень значимо, но есть и обратная сторона — если жертве нужны «адвокаты», это может стать еще одним поводом для насмешек.

Помощники жертвы обладают одним из самых высоких статусов в классе — именно он помогает защитникам время от времени вступаться за жертву, не становясь в свою очередь объектом травли.

Однако большая часть класса остается сторонними наблюдателями, не поддерживая буллинг, но и не препятствуя ему. Порой бездействие вызвано тем, что они боятся оказаться на месте жертвы. Однако наблюдатели могут даже одобрять травлю, так как постоянные издевательства над другим учеником поддерживают самооценку «немых» участников травли.

«У нас в классе была одна девочка. Сама в травле не участвовала. Но когда били „Сереженьку“, всегда подходила и молча с улыбкой смотрела. Выглядело жутковато» (Максим)

Дети, которые «ни при чем», тоже страдают от буллинга. Видя, на что способны их одноклассники, немые свидетели боятся, что уже завтра ветер в классе поменяется и роль жертвы придется играть им.

 Такие дети, даже обладая способностями, стараются «не высовываться» на уроке и остаются на позиции середнячка.

Кроме того, роль свидетелей приводит их к патологической боязни публичного осуждения, которая может серьезно помешать самореализации во взрослой жизни.

Роль учителя

О роли учителя в школьной травле существуют два противоположных, но одинаково вредных мифа. Первый — учитель ничего не знает о буллинге, поэтому с него взятки гладки. Второй — учитель прекрасно понимает, что происходит в классе, и разберется без участия родителей.

Первый миф поддерживают сами учителя. Если мама ребенка придет в школу и пожалуется классному на травлю, в большинстве случаев тот сделает вид, что впервые об этом слышит. Однако, как показывают исследования, педагоги не только прекрасно осведомлены о травле, но и способны описать реальную структуру класса лучше, чем психологи, вооруженные самыми точными методиками.

Однако вопреки второму мифу менять ситуацию учителя не стремятся. Более того — порой педагоги сами участвуют в травле ребенка. Унизительно комментируют ответ жертвы. Ставят более низкую оценку. «Не замечают», как ребенка шпыняют в школьном коридоре. Казалось бы, мелочь, но агрессоры понимают — учитель «свой».

«Чтоб не убежал, они сдвигали парты и прижимали меня к стене. Однажды это заметила англичанка и отругала их за порчу школьного имущества. На меня ей было фиолетово» (Олег)

Подобное поведение в большей степени характерно для молодых педагогов.

В ситуации, когда зарплата учителя стремится к уровню бюджета прожиточного минимума, а о престиже профессии просто неудобно говорить, пассивное участие в травле жертвы — это один из немногих способов поднять свой авторитет у остальной части класса.

Однако и опытные педагоги не гнушаются буллингом — ведь в отсутствие реальной цели травля жертвы действительно помогает сплотить детей. Учителя младших классов, способные сами обозначать жертву, используют угрозу унижений как дополнительную нагрузку к плохой оценке.

Иногда учителя настраивают против ребенка не только класс, но и родителей, которые пришли разобраться с ситуацией. Чаще всего это подается в красивой обертке: «Ваш ребенок такой умный (тонкий, ранимый, талантливый) — его неизбежно будут травить обычные дети». Верить этому нельзя — учитель не хвалит ребенка, учитель выгораживает себя.

Однако порой педагоги напрямую обвиняют родителей в том, что они не научили сына «взаимодействовать с коллективом». В этом случае учителю стоит напомнить, что коллектив — это группа, нацеленная на решение общественно полезных целей, например, обучения.

А класс, в котором основной целью является травля жертвы, не может называться коллективом.

«Наш классный руководитель хороший, он такого делать не будет», — думают многие. К сожалению, не факт. Даже хорошие учителя порой опускаются до травли. Часто неосознанно затравленный ребенок поневоле вызывает у многих педагогов отторжение.

«Больше всего я ненавидела, когда мама приходила с родительского собрания и говорила бабушке с дедушкой, как же „нам“ повезло с классной руководительницей.

А эта замечательная классная очень любила шутить на тему того, что деловой стиль одежды подходит всем, кроме меня, потому что на мне все как на корове седло» (Алина).

Однажды мама все-таки отпросилась со своего завода к «заслуженному учителю», который вел продленку. Маме было сказано «Ваша дочь – слишком упрямая, и ее надо ломать».

Разумеется, к мнению учителей можно, а в некоторых случаях нужно прислушиваться. Но для родителя на первом месте должны быть не интересы «коллектива», а чувства его собственного ребенка.

Что делать

Анжелика Василевская, TUT.BY

Универсальных рецептов того, как справиться с травлей в школе, не существует. Однако важно помнить: нет детей, которых травят, есть классы, в которых любой может подвергнуться издевательствам. Нельзя обвинять ребенка, называть его слабаком, подзуживая дать сдачи. Не поможет.

В лучшем случае жертву перестанут избивать — однако никто не помешает обидчикам обзываться или незаметно портить вещи ребенка. Но скорее всего, попытка отпора просто сорвет обидчикам всякие тормоза.

Совет не обращать внимания может помочь на стадии, когда класс только выбирает жертву — в этом случае есть шанс попасть в категорию наблюдателей (однако их роль тоже незавидна).

Травля — это болезнь класса, и решать ее нужно системно. Если учитель адекватный — можно обратиться за помощью к нему. Но адекватный — не вежливый, не хороший предметник, а тот, который готов реально разобраться с проблемой.

Порой удается найти поддержку у других родителей. На вашей стороне могут быть мамы и папы других жертв, их защитников, порой — сторонних наблюдателей. Помощь может прийти и с самой неожиданной стороны — нередко родители зачинщиков приходят в ужас, когда узнают, чем их чадо на самом деле занимается в школе.

Если поддержка найдена, с классом придется работать комплексно. Как именно — хорошо расписано в статье психолога Людмилы Петрановской. Важно помнить: чем раньше удастся определить проблему и начать работу, тем больше шансов на успех. В младшей школе авторитет взрослого выше, а отношения в классе более пластичны.

Если решить проблему не получилось, лучше перейти в другую школу. Однако нельзя превращать это в бегство. «Где не будут бить» — плохой мотив. Нужна уважительная причина — перевестись в заведение с более высоким уровнем педагогов, или хорошим спортзалом, или эстетическим уклоном. Лучше всего, если ребенок сам выберет школу в соответствии со своими интересами.

«Не могу сказать, что в началке меня прямо травили, но помню, что отношение одноклассников было лучшим мотивом, когда поступала в гимназию» (Света)

К переводу следует подготовиться. Часто затравленные дети, попадая в новый класс, по привычке воспринимают даже самые доброжелательные шутки одноклассников как угрозу и избегают общения. Это не сделает ребенка изгоем — однако роль серой мышки тоже не самая завидная.

За помощью лучше обратиться к психологу — простые наставления вряд ли помогут. Можно обратиться к частному или государственному специалисту.

А можно — к психологу в той школе, в которую ребенок собирается перейти. Тянуть с визитом не следует: психологическая травма — не насморк, и за один сеанс не лечится.

Кроме того, хорошо, если психолог будет работать с ребенком и в период адаптации в новом коллективе.

Источник: https://news.tut.by/society/524870.html

Что делать, если ребёнка травят в школе

Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.

Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части.

При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Не путайте буллинг и отсутствие сотни друзей. Ребёнок может быть интровертом, замкнутым, любящим одиночество или непопулярным.

Но он не должен быть жертвой. Разница в регулярной и сознательной агрессии по отношению к ребёнку.

Относительно недавно появился ещё и кибербуллинг — это эмоциональное давление, только в интернете, особенно в социальных сетях.

Как часто это встречается?

Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие. Это 6,5 миллионов человек (по данным за 2011 год). Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.

Чем опасна школьная травля?

Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии.

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.

Кто в группе риска?

На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону).

Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья.

Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.

А кто, собственно, травит?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.

Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.

Почему травят?

Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы.

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась.

Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Ситуация в школе напоминает ситуацию в тюрьме: людей насильно загоняют в одно помещение, а следить за ними должны люди, за которыми установлен не менее жёсткий контроль.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки.

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.

Так это учителя во всём виноваты?

Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.

Как понять, что ребёнка атакуют?

Дети часто молчат о своих проблемах: боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить буллинг.

  • Синяки и царапины, которые ребёнок не может объяснить.
  • Ложь в ответ на вопрос, откуда взялись повреждения: ребёнок не может придумать объяснение, говорит, что не помнит, как появились кровоподтёки.
  • Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда.
  • Ребёнок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно заболевает голова или живот.
  • Изменение пищевого поведения. Особенно нужно обратить внимание на случаи, когда ребёнок не ест в школе.
  • Ночные кошмары, бессонница.
  • Испортившаяся успеваемость, потеря интереса к занятиям.
  • Ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность.
  • Побеги из дома, самоповреждение и другие виды деструктивного поведения.

Как прекратить травлю?

На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников.

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.

Как реагировать на агрессию?

Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю».

Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель».

Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.

Что можно сделать с обидчиками?

Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14).

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, в РОНО, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.

Если я вмешаюсь, хуже не станет?

Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Что нельзя говорить?

Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.

Надо ли переводить ребёнка в другую школу?

Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

Источник: https://lifehacker.ru/school-bullying/

5 фраз, которые помогут, если ребёнка травят в школе

Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

Как быть, если ребёнка обижают в школе? В прошлый раз мы разбирались, от каких фраз в этой ситуации родителям лучше отказаться. Теперь директор Фонда развития Интернета и профессор факультета психологии МГУ им. Ломоносова Галина Солдатова в рамках антибуллинговой кампании Cartoon Network рассказывает, какие слова могут помочь ребёнку справиться с психологическим дискомфортом.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Первоочередная задача — успокоить ребёнка и обеспечить ему ощущение защищенности и эмоционального комфорта. Как бы ни хотелось при этом вскочить и побежать требовать обидчика к ответу и обвинять учителей.

Последнее, в чём сейчас нуждается ребёнок, это раздражённый и взбудораженный родитель, который не может контролировать своё состояние. Дайте понять ему, что вы цените его откровенность. Для многих детей поделиться такой проблемой со взрослым — очень и очень непросто.

Страх прослыть ябедой или усугубить ситуацию, неуверенность в себе, нежелание разочаровывать и расстраивать маму или папу, стыд — всё это часто мешает открыться.

Важно показать, что вы услышали ребёнка. Что он больше не один на один со своей проблемой, что взрослый знает и обязательно поможет

Такие, казалось бы, простые слова зачастую оказывают куда более действенный и положительный эффект, чем распространённые «не обращай внимания», «будь умнее и просто пройди мимо», «дай сдачи». Они воспринимаются ребёнком как совет разбираться во всём самому, не отвлекать родителя всякими глупостями и не ждать, что ему кто-то поможет.

Разумеется, нужно здраво оценивать масштабы катастрофы. Если речь идёт о 16-летнем подростке, повздорившем с одноклассником, то здесь уже нужна другая стратегия, позволяющая ему справиться с конфликтом самостоятельно. Но в младшей и средней школе детям совершенно необходима поддержка родителей.

Но именно поддержка, а не чрезвычайная опека и ограждение от любых потенциальных трудностей.

Бывает так, что родители пытаются найти причину буллинга в самом ребёнке: «Подумай, чем ты мог обидеть ребят?», «А кого-то еще обижают или только тебя?», «Ну ты ведь и сам знаешь, что ты рыжий/тощий/толстый/носишь очки». Об этом не может быть и речи. Ребёнок ни в чем не виноват.

Никто не может быть виноват в том, что его унижают, оскорбляют, бьют или игнорируют

Буллинг — проблема не одного и не двух учеников, а всего коллектива, включая учителей. И оправдывать буллинг какими-то особенностями ребёнка нельзя. Задача родителя донести эту мысль максимально доступно и понятно.

Почему травля — это «системный сбой школьного коллектива»

Может быть, ребёнок действительно сделал или сказал что-то такое, что могло обидеть или задеть другого. Но в этом случае адекватной реакцией станет разовое выяснение отношений между детьми, после которого все пойдёт своим чередом.

Именно поэтому следует помнить о настоящих маркерах буллинга (намеренность, повторяемость, неравенство сил) и отличать его от мимолётной ссоры. В одном инциденте ребёнок может быть виноват. Никто не застрахован от ошибок, запальчивых слов и необдуманных поступков, но стоит напомнить ему, что вы подобное поведение не приемлете.

Но в буллинге — совершенно точно его вины нет никакой. Ребёнку и так тяжело сейчас, чтобы сваливать на него ещё и комплекс неполноценности.

Такие фразы служат достижению сразу нескольких целей. Во-первых, вовлекая ребёнка в обсуждение решения проблемы, можно помочь ему вернуть часть утраченного контроля. Сейчас это не повредит общему психоэмоциональному фону.

Во-вторых, вы постепенно учите его принимать решения и нести за них ответственность. В-третьих, такой подход позволяет продемонстрировать ребёнку, что вы относитесь к нему как к взрослому и прислушиваетесь к нему — это тоже важно для самооценки.

В-четвёртых, иногда, помимо мнения со стороны, нужен и взгляд изнутри.

Постарайтесь как можно больше узнать о происходящем, задавайте наводящие вопросы, но не превращайте спокойную беседу в допрос

Кто участвует в буллинге, в чём он выражается, что говорит учитель, как реагируют одноклассники. Иногда в процессе такого обсуждения могут открыться неожиданные или неочевидные детали, на которые ребёнок в силу возраста не обращает внимания. Родителю их заметить проще.

Ну и наконец, участвуя в разработке плана, ребёнок всегда в курсе событий, напрямую касающихся его.

Это заметно снижает уровень тревожности хотя бы по одному пункту: не нужно переживать, что мама нагрянет в школу без предупреждения или папа надумает разобраться с обидчиками по-мужски и сделает только хуже.

Проведя первый фронт работ с ребёнком и определившись с начальным планом, стоит поговорить с учителем, классным руководителем или куратором.

Постарайтесь сохранять спокойствие и объективность, предоставляйте все имеющиеся у вас факты (диктофонные записи, слова свидетелей, распечатки звонков и сообщений, переписки в социальных сетях, если речь идёт о кибербуллинге) и доводы.

И лучше не просить как-то повлиять на ситуацию, а именно поинтересоваться, какие конкретно шаги предпримет (а не собирается предпринять) педагог, чтобы остановить травлю. Что он может предложить, чтобы обеспечить ребёнку максимально возможный уровень безопасности на своих уроках и на переменах.

10 книг о травле в школе

Если с учителем продуктивного диалога не вышло — значит, необходимо обратиться к директору или к кому-то из администрации. Не уходите из школы, пока не убедитесь, что вас действительно услышали, а не отделались дежурными заверениями, что подобного больше не повторится.

Не помешает поговорить и с родителями обидчика. Конечно, может быть и так, что агрессивный ребёнок терроризирует всю семью, и дома с ним никто не в силах сладить. Но это уже не ваша головная боль.

Вам надо донести до обидчика и его родителей простую мысль: если травля не прекратится, вы вынуждены будете поднять этот вопрос на ближайшем родительском собрании

А если к вам присоединятся другие мамы или папы, можно будет говорить о переводе агрессивного ребёнка в другую школу или, в тяжёлых случаях, об обращении в соответствующие инстанции с доказательствами.

Однако помимо слов не стоит забывать и о действиях: желательно объединить моральную поддержку и практическую помощь. Если ситуация критическая или вы видите, что ребёнок слишком глубоко переживает происходящее — переводите его в другую школу.

Можно облечь это в какую-то позитивную форму — например, сказать, что в новой школе углублённая программа по его любимому предмету, сильные учителя или есть какие-то необычные кружки.

Словом, придумать что-то, чтобы ребёнок не воспринимал этот перевод как бегство.

Если вы думаете, что положение небезнадёжное, поддерживайте ребёнка на всех возможных уровнях. Предложите ему записаться в спортивную секцию или в кружок единоборств, где он сможет не только найти новых друзей, но и стать сильнее, выносливее, а значит — увереннее в себе.

Познакомьтесь с его одноклассниками и приглашайте их почаще в гости, объединитесь с другими родителями и обменяйтесь телефонами с ними и с классным руководителем.

Обеспечьте ребёнку комфортную и спокойную атмосферу дома, почаще хвалите за его успехи, проводите по возможности больше времени вместе.

6 фильмов, которые помогут повысить самооценку подростка

Почему родителям в российской школе приходится платить за всё

4 важных желания детей, которые мы можем не заметить

Источник: https://mel.fm/travlya-v-shkole/2608741-bullying_react

Как меня травили в школе: реальные истории | ElleGirl

Девушке, парализованной из-за травли в школе, помогла операция

То, о чем не хочется вспоминать.

Кто будет ворошить старые раны, и рассказывать о времени, которое принесло много боли и разочарований. Практически никто. Но нам все же удалось найти 5 смелых девочек, которые решились поведать о непонимании и жестокости со стороны одноклассников, с которыми они столкнулись в школьные годы.

Катя

Я училась в школе по месту жительства, она считалась гимназией с углубленным изучением иностранных языков, однако по факту уровень образования в ней был далек от идеала. В нашем классе был не очень дружный коллектив – все делились на группы, между которыми периодически вспыхивали ссоры.

Особенно в этом преуспели так называемые «сливки общества» (по крайней мере, они себя такими считали) – дети небедных для нашего небольшого городка родителей, считавших, что им все можно. В любой группе есть зачинщики и те, кто им поддакивает.

Самыми задиристыми были мальчики, в младших классах от их хулиганских поступков страдали многие «простые» ученики.

Издевательства надо мной были связаны с моей старшей сестрой, она родилась с особенностями развития, у нее аутизм.

Мне было непросто это принять, но такова жизнь – она разная, и нельзя всех стричь под одну гребенку. Сестра ходила в ту же школу, что и я, так как это было удобно, потому что она была рядом с домом.

Родители очень долго не хотели ее отдавать в школу для детей с особенностями развития, это сейчас говорят об инклюзивном образовании, а раньше (я окончила школу восемь лет назад) любые проблемы замалчивались, особенно в маленьких провинциальных городках. , конечно же, ее не принимали: они толкали ее, громко обзывали, смеялись прямо в лицо.

Все знали, что это моя сестра, и многие думали, что я тоже какая-то «не такая». Так как по природе я человек стеснительный, зажатый (особенно среди незнакомых людей) и не люблю кричать, мне было сложно противостоять обидчикам.

Самые «задиристые» хулиганы из числа «элиты» могли меня обзывать, брать у меня вещи, когда я отворачивалась, лепили жвачку в волосы, игнорировали, если я что-то спрашивала. Помню, один раз украли рюкзак, и мне пришлось искать его по школе. Было неприятно, я плакала. После этого инцидента классный руководитель поговорила с моими обидчиками.

На какое-то время издевательства прекратились – они просто меня игнорировали: из принципа не говорили домашнее задание, или, например, что намечается вечеринка. Помню, был у нас один мальчик в классе, который очень любил боксировать на перемене, так вот он постоянно подходил ко мне, как будто я боксерская груша.

Я говорила с родителями на тему издевательств в школе, те советовали мне просто не обращать внимания. Мне было очень тяжело.

Для того чтобы насмешек стало меньше, и хулиганы понимали, что со мной можно общаться, я старалась делать все, чтобы быть полезной.

Сейчас понимаю, что все это глупости, а тогда это казалось концом света.

Я также старалась больше общаться за пределами школы и как-то пытаться отличиться от своих обидчиков, например, принципиально слушала другую музыку, не R'n'B, а, скажем, инди и много читала (потому что те парни вообще ничего не читали).

Наверное, это был больше юношеский максимализм, чем осознанное желание развиваться. Ближе к старшим классам нападок со стороны хулиганов стало меньше.

Возможно, потому что родители решили отдать сестру в школу для детей с особенностями развития, а, может, потому что самый главный хулиган перевелся в другую школу по причине плохой успеваемости (однако в 11-м классе он вернулся, но это был уже другой человек), или потому что все вдруг начали понимать, что учиться вместе осталось совсем мало и скоро ЕГЭ, а значит, надо укреплять отношения с одноклассниками.

Тем, кого обижают в школе, хочу сказать, что любой коллектив – это не навсегда, люди меняются и взрослеют, и если не складываются отношения с кем-то из одноклассников, не переживайте.

Жизнь не ограничивается школой и теми, кто с вами там учится.

Прошло время, и я стала гораздо проще к этому относиться. Признаться, сейчас я не испытываю ни ненависти, ни большого желания видеть своих обидчиков. Также честно скажу, что я бы не очень хотела пойти на встречу выпускников. Я общаюсь с несколькими одноклассниками, и меня это вполне устраивает. 

Даша

В 9 классе школы я была настоящей фанаткой Джастина Бибера. Плакаты, браслеты, телефон, забитый фотографиями любимого певца, встречи белиберов в центре Москвы и разговоры только о нем одном.

Из-за этой страстной любви я поссорилась со своей ЛП, но на тот момент мне, если честно, было абсолютно все равно. У меня появилась куча друзей-единомышленников, с которыми мне нравилось проводить время.

В то время я активно вела аккаунт в Твиттере, количество моих подписчиков переваливало за 1к и увеличивалось с каждым днем. Он был для меня настоящим личным дневником, где я могла делиться своими мыслями и чувствами, в том числе и по поводу проблем в школе.

Меня адски бесили мои одноклассники (не понимали меня, слишком субъективно смотрели на мир и слушали русский рэп, который я на дух не переносила), поэтому в свой профиль я никого из них не добавляла.

Негативные эмоции потоком лились в социальную сеть, но я никогда не говорила о конкретных людях и не называла их имен.

Один раз я все же высказалась о конкретной однокласснице, назвав ее «полнейшей дурой». Как потом выяснилось, она была подписана на мой Твиттер и все читала.

После этого на меня вмиг посыпался шквал обвинений, угроз о расправе, от нее и от одноклассников, у которых, наконец-то, появился повод на меня наехать. Меня эта ситуация даже позабавила.

Мне писали сообщения «ВКонтакте» и на Фейсбуке, кто-то даже слал смски. Говорили, что я злая, глупая, так еще и Бибера слушаю. Куча ФШ и прочей ерунды прилагалось.

На следующий день мне реально было страшно идти в школу. Собрав волю в кулак и включив Бибера погромче, я отправилась на растерзание.

объявили мне бойкот. Со мной никто не здоровался, не разговаривал, кто-то задевал меня плечом, проходя мимо, они шептались за моей спиной, смеялись, косо смотрели.

Источник: http://www.ellegirl.ru/articles/realnyie-istorii-kak-menya-travili-v-shkole/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.