Личный опыт: трансплантация костного мозга сделала нас роднее

«Родная кровь»: ликбез по ТКМ

Личный опыт: трансплантация костного мозга сделала нас роднее

Для тех, кто хочет разобраться, как трансплантация костного мозга (ТКМ) спасает жизни и почему за это спасение приходится платить всем миром, — наш краткий экскурс в историю и теорию ТКМ.

Чаще всего словосочетание «трансплантация костного мозга» (точнее, трансплантация гемопоэтических, или кроветворных, стволовых клеток — ведь их источником может быть не только костный мозг) встречается в связи со сбором средств на поиск и активацию неродственного донора этих самых клеток. Наш фонд также собирает деньги на лекарства, которые нужны до или после трансплантации, на наборы для очистки трансплантата или системы для фотофереза.

В общем, хоть сама процедура трансплантации и оплачивается государством, некоторые ее части — то, без чего она не могла бы состояться или была бы связана с риском тяжелых осложнений, — не входят в стоимость квоты.

Кроме того, постоянно появляются новые трансплантационные технологии и новые лекарства. А включить что-нибудь новое «в счет» государству — дело по определению небыстрое. Поэтому практически ни одна пересадка не обходится без благотворительной помощи.

И если вы хотите разобраться, на что же именно идут пожертвования с назначением «на проект ТКМ», наш ликбез «Родная кровь» — для вас.

Михаил Масчан

Существует два вида трансплантаций гемопоэтических стволовых клеток — аутологичная и аллогенная. При аутологичной у пациента берут его собственные клетки, замораживают, дают больному высокие дозы химиотерапии и затем возвращают клетки обратно.

«Аутологичная пересадка с точки зрения трансплантолога — вообще не трансплантация, — говорит Михаил Масчан, врач-гематолог, зам. директора НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачёва. — Потому что там нет никаких иммунологических реакций, никакого донора там нет.

Весь смысл аутопересадки в том, что клетки костного мозга очень чувствительны к химиотерапии, и есть такие дозы химиотерапии, которые можно дать, только защитив клетки костного мозга. Мы их и защищаем — в холодильнике. А потом возвращаем пациенту.

Есть опухоли, при которых эта добавка в дозе химиотерапии увеличивает шансы на выздоровление». С точки зрения сбора средств ауто-ТКМ тоже обычно не представляет интереса, так как практически все связанные с ней расходы оплачиваются государством.

Второй вид трансплантации — аллогенная, при которой клетки берут у донора и пересаживают пациенту. «Аллогенная пересадка — это всегда вопрос спасения жизни, — продолжает Михаил Масчан.

— Это очень дорогая процедура с большими рисками для пациента, и без абсолютной уверенности, что это необходимо, ее не делают.

Лечебный эффект аллогенных ТКМ складывается из двух вещей: это высокие дозы химиотерапии и иммунологическая реакция, которая появляется в результате замены костного мозга пациента на донорский».

Именно аллогенные пересадки имеются в виду, когда мы говорим о «трансплантации костного мозга» и о сборе средств на нее. ТКМ применяются при двух больших группах болезней — это опухоли, такие как лейкозы, и это врожденные болезни крови и первичные иммунодефициты, такие, например, как тяжелые комбинированные иммунодефициты.

Как проходит трансплантация костного мозга? «Сначала, примерно за семь дней перед пересадкой, проводится химиотерапия, — рассказывает Михаил Масчан. — Она называется кондиционированием.

Потом день, когда мы переливаем собственно клетки донора, это похоже на обычное переливание крови. Потом проходит примерно три недели до того момента, когда приживаются донорские клетки, появляются лейкоциты, и мы говорим: да, трансплантат прижился.

Потом проходит еще примерно 4-12 месяцев, за которые иммунная система восстанавливается.

Нажмите, чтобы увеличить

Дело в том, что после пересадки вся иммунная система заменяется на донорскую целиком. И вот замена иммунной системы — это долгий и постепенный процесс.

И когда мы говорим “мы сделаем пересадку”, мы имеем в виду не сам этот день пересадки, и даже не тот кусочек, когда прижился костный мозг, а вот это все — этот период от четырех месяцев до года, после которого иммунная система восстановилась и мы фактически считаем, что пациент может возвращаться к обычной жизни. Делать заново прививки от детских инфекций, идти в школу, на работу».

В зависимости от того, кто становится донором, аллогенные трансплантации бывают трех видов: от совместимого родственного, от совместимого неродственного и от не полностью совместимого родственного донора. История ТКМ и в мире, и в России началась с пересадок от совместимых родственных доноров.

Этап 1. Пересадки от совместимых родственных доноров

Трансплантации костного мозга стали проводиться в России еще в 90-е годы XX века. Первые трансплантации были проведены в Российской детской клинической больнице в Москве и в Санкт-Петербургском ГМУ им. Павлова четверть века назад, и тогда же появились первые дети, спасенные с их помощью. При этом в те годы донорами чаще всего становились братья и сестры больных детей.

Почему? Дело в том, что ТКМ связана с риском серьезных осложнений. И одно из самых грозных — реакция «трансплантат против хозяина» (РТПХ), конфликт между донорскими иммунными клетками и организмом больного. Ведь при трансплантации пациент получает иммунную систему донора, для которой его собственные клетки являются чужими.

Тяжелые формы РТПХ часто приводят к гибели больного или к тяжелой инвалидности. Чтобы снизить риск осложнений, донора подбирают по принципу так называемой тканевой совместимости: белки и гены, отвечающие за узнавание клеток иммунной системой, у донора и больного должны быть одинаковыми или почти одинаковыми.

Вероятность такого совпадения со «случайно взятым» посторонним человеком очень низка, буквально доли процента, поэтому подбор донора становится серьезной проблемой. А вот для родных братьев и сестер вероятность гораздо выше: согласно законам генетики, каждый родной брат или сестра с вероятностью 25% может оказаться полностью совместимым донором для больного ребенка.

Действительно, многие из таких пересадок проходили удачно. Но получалось, что шанс на пересадку имело, по оценкам врачей, лишь 15% детей: в большинстве российских семей всего 1-2 ребенка, и наличие совместимого донора в семье было большой и редкой удачей…

Этап 2. Пересадки от совместимых неродственных доноров

Поэтому на рубеже девяностых и нулевых годов внимание российских врачей привлекла другая возможность: если в семье нет подходящего донора, можно провести пересадку от совместимого неродственного донора В самом деле, если у нас есть данные о многих сотнях тысяч людей, готовых стать донорами костного мозга (гемопоэтических стволовых клеток), среди этих людей с достаточно высокой вероятностью можно выбрать генетически подходящего. Для этого создаются специальные базы данных — регистры потенциальных доноров.

Бокс ТКМ

Первая неродственная пересадка была произведена в России в 1997 году и оказалась успешной. Но лишь через несколько лет удалось поставить их «на поток». Ведь в России не было своего регистра доноров костного мозга, и приходилось обращаться в зарубежные, такие как регистр фонда Штефана Морша в Германии.

И хотя сам донор отдает свои клетки бесплатно — единственной наградой для него является возможность спасти чужую жизнь, — затраты все равно весьма значительны.

Денег стоит и поиск в зарубежном регистре, и углубленные анализы, и обследование донора, и оплата его поездки в клинику, и страховка, и сама процедура взятия клеток, и их транспортировка — словом, всё то, что мы имеем в виду под словами «расходы на поиск и активацию донора».

Государство не берет на себя расходы, связанные с зарубежными регистрами, и поэтому пересадки от неродственных доноров и в начале «нулевых» годов, и сейчас зависят в первую очередь от благотворительной поддержки.

Прошли годы. Пересадки от неродственных доноров стали в России гораздо доступней: они проводятся (по-прежнему при поддержке благотворительных фондов) уже в большем числе клиник.

Понемногу формируется и российский донорский регистр: в нем уже около 80 тысяч потенциальных доноров — и расходы на их поиск и активацию куда меньше, чем при обращении в зарубежные регистры.

Однако с неродственными трансплантациями связаны и существенные ограничения.

Во-первых, это фактор времени. Поиск и активация неродственного донора происходят небыстро, обычно речь идет о нескольких месяцах. Но если у ребенка агрессивный лейкоз и трансплантация нужна срочно, этих нескольких месяцев может просто не быть в запасе. Во-вторых, не всегда удается найти совместимого неродственного донора.

Особенно часто это случается, если больной принадлежит к редкой этнической группе — скажем, к одному из народов Кавказа или Крайнего Севера. Но и в других случаях, увы, полной гарантии нет. В-третьих, даже при трансплантации от полностью совместимого неродственного донора риск тяжелых форм РТПХ все же довольно высок.

Врачи могут вспомнить немало трагических историй, когда они теряли пациентов именно из-за этого осложнения…

И хотя неродственные пересадки и сейчас играют немалую роль, в детской трансплантологии в последние годы происходит частичный переход к другому подходу — к пересадкам от частично совместимого родственного донора. Они также называются гаплоидентичными трансплантациями или просто гаплотрансплантациями.

Этап 3. Гаплоидентичные трансплантации

Ребенок получает половину генов от отца, а половину — от матери. Это значит, что каждый родитель на 50% генетически совместим со своим ребенком.

Казалось бы, этого мало для успешной трансплантации — всегда считалось, что шанс избежать тяжелой РТПХ есть только в случаях, когда степень совместимости близка к 100%.

Но в последние годы во многих мировых клиниках разработаны и внедрены технологии, позволяющие производить успешные пересадки даже при половинной совместимости.

ck1a8277.jpg

Одна из этих технологий с 2012 года используется в Центре детской гематологии имени Дмитрия Рогачева, а сейчас и еще в нескольких отечественных центрах. Это так называемая очистка трансплантата.

Суть ее заключается в том, что из клеток, взятых у донора (а это всегда смесь многих разных видов клеток), удаляются именно те, которые и являются главной причиной РТПХ.

И только после этого «очищенная» смесь клеток вводится больному.

Долгое время врачи волновались, насколько эффективной будет эта технология. Не приведет ли ее использование, например, к росту числа рецидивов лейкоза после пересадки? Или к другим проблемам?

К счастью, опасения не оправдались.

При остром лимфобластном лейкозе число рецидивов не увеличилось, а при пересадках пациентов с острым миелоидным лейкозом даже заметно уменьшилось! С инфекционными осложнениями тоже научились бороться.

Есть и другие преимущества: сократилось среднее время приживления трансплантата и общее время восстановления после пересадки. Но главное – что тяжелые формы РТПХ действительно стали встречаться намного реже.

Применение гаплоидентичных трансплантаций позволило решить две важнейшие проблемы: доступности донора и срочности пересадки. В самом деле, почти у каждого пациента кто-то из родителей может быть донором.

Или если не родители, то другие родственники, наполовину совместимые с ним: братья и сестры (здесь вероятность половинного совпадения — 50%), иногда дяди и тети. Родители всегда рядом и всегда готовы поделиться клетками, чтобы спасти сына или дочь. Не надо тратить драгоценные месяцы на поиск другого донора.

И сейчас, например, в Центре детской гематологии при острых лейкозах проводятся почти исключительно гаплоидентичные трансплантации, если, конечно, в семье нет полностью совместимого донора.

Тем не менее неродственные трансплантации по-прежнему сохраняют свою значимость, и не только у взрослых (для которых гаплотрансплантация часто является не лучшим вариантом из-за слишком медленного восстановления иммунитета), но и у детей, в том числе в Центре детской гематологии. Во-первых, они широко применяются при незлокачественных заболеваниях, таких, например, как первичные иммунодефициты. Во-вторых, иногда бывает так, что родственных доноров у ребенка нет — например, если он сирота.

Куда уходят деньги

Нажмите, чтобы увеличить

Значительная часть расходов на трансплантацию покрывается за счет государственной квоты. Но, к сожалению, не все. В этом смысле дешевле всего в качестве доноров обходятся совместимые братья и сестры.

Строго говоря, при наличии квот на ТКМ (а если точнее, финансирования по госзаданию) активация совместимых родственных доноров не стоит благотворителям ничего.

Правда, квоты в российских больницах имеют тенденцию заканчиваться, и тогда активация обходится в сумму от 150 до 400 тысяч рублей.

При неродственных трансплантациях необходимо оплачивать поиск и активацию донора в зарубежных регистрах — ведь в российском регистре пока удается найти доноров лишь небольшому числу пациентов. Получается очень значительная сумма: от 1,6 (в обычных случаях) до 3 миллионов рублей (если донор, например, найден не в Европе, а в Америке или Японии).

При гаплоидентичных трансплантациях расходов на поиск и активацию нет, но есть другие — на очистку трансплантата. Разделение смеси клеток – сложная процедура, требующая не только специального оборудования, но и использования дорогостоящих реактивов и расходных материалов.

С учетом расходов на их покупку процедура очистки может стоить от 800 тысяч до 1 млн 400 тысяч рублей. Это, безусловно, тоже немало, но все же в два раза меньше, чем затраты на неродственные ТКМ.

Другой, не менее важный фактор (в том числе и с финансовой точки зрения) — пациенты после таких трансплантаций быстрее восстанавливаются, им нужно меньше переливаний крови, они быстрее выписываются из больницы и гораздо реже, чем когда-то, возвращаются туда с тяжелыми осложнениями, требующими многомесячной терапии.

Но главное — гаплоидентичные трансплантации с применением очистки ежегодно дарят здоровье и благополучие десяткам детей, и это не измеришь никакими деньгами.

Источник: https://podari-zhizn.ru/node/31295

Чем моложе донор, тем лучше | Милосердие.ru

Личный опыт: трансплантация костного мозга сделала нас роднее

— Наиболее вероятные доноры для пациента с онкогематологическим заболеванием, нуждающегося в пересадке костного мозга, — его родные братья и сестры. В случае их согласия (согласия их родителей, если это еще дети), мы типируем их (проверяем на совпадение по антигенам HLA).

Если антигены HLA потенциального донора и больного совпадают, мы начинаем как можно скорее готовить родственника к трансплантации. Если брат или сестра в качестве донора не подходят – ищем неродственного донора.

Им может стать любой здоровый человек от 18 и желательно до 40 лет, который подойдет по антигенам HLA.

Конечно, чем моложе донор, тем лучше. Однако если мы находим донора в России, пусть ему и 45 или даже 50 лет, мы предпочитаем использовать его. Просто потому, что для наших пациентов это дешевле.

Стоимость поиска донора и заготовки стволовых клеток (входящих в состав костного мозга) в Европейских странах составляет не менее 15 тысяч евро. Самому взрослому донору, у которого мы заготавливали трансплантат для родной сестры в нашей клинике, было 68 лет. И все прошло успешно.

А одному из самых пожилых наших пациентов сейчас 74 года, мы провели трансплантацию 10 лет назад, и сегодня он продолжает активно работать.

Ну и, конечно, мужчины – лучшие доноры, чем женщины. Все дело в том, что из-за беременностей и родов у женщин могут выработаться антитела к различным антигенам, а это в некоторых случаях может повлечь отторжение трансплантата, т.е. новый костный мозг может не прижиться.

Фенотип и генотип не одно и то же

Бывает, что очень похожие братья и сестры оказываются несовместимыми. У нас есть пациент с русской фамилией и русским фенотипом, а его потенциальные доноры — только в Китае. Генотип – удивительная вещь. Кому-то очень сложно подобрать доноров. К примеру, пациентам из Грузии или Армении очень непросто найти неродственных доноров в мировом регистре.

А бывают и очень распространенные генотипы. Максимальное количество потенциальных доноров, которое мы находили в мировом регистре для одной из наших пациенток, составило 12 000 человек. У некоторых пациентов даже в российских регистрах мы обнаруживаем по 8-10 потенциальных доноров.

Полезно для здоровья

В Гематологическом научном центре мы стараемся госпитализировать доноров еще до забора костного мозга, и после забора также рекомендуем недельное пребывание в нашем стационаре, что позволяет минимизировать всевозможные риски.

У нас бывают донорами даже дети – восьми — двенадцати лет и старше. Например, в случае, когда болен старший ребенок, и речь идет о родственной трансплантации: тогда с согласия родителей проводится заготовка стволовых клеток у другого ребенка.

За все время моей работы никто из наших доноров не пострадал. Конечно, после процедуры забора костного мозга у доноров бывает небольшая анемия, но мы назначаем препараты железа и решаем эти вопросы.

Более того, в некотором роде эта процедура даже полезна – особенно для взрослых доноров-мужчин. Все дело в том, что донорство крови сопровождается небольшой потерей эритроцитов, а это является профилактикой инфарктов и инсультов.

Если послевоенное поколение страдало от анемии (просто ели мало мяса), то сейчас мы все очень хорошо питаемся, и есть обратная проблема – избыток гемоглобина.

Обычно родные не отказываются

Бывает, конечно, что мы типируем братьев и сестер, они подходят друг другу, но в итоге человек отказывается быть донором. Но это редкие ситуации. Как правило, семья пытается спасти своего близкого.

У нас даже был такой трогательный случай, когда за своей 60-летней бабушкой ухаживал 14 летний внук. Как раз были летние каникулы, и он почти месяц провел рядом с бабушкой, помогал ей, поддерживал ее.

Обычно пациенты-женщины более мотивированы. Но есть и мужчины, которые отчаянно борются за жизнь, все анализируют, читают в интернете про диагноз, вносят свои предложения. Если же человек сдается – ему практически невозможно помочь. В этой борьбе можно победить только вместе. В одиночку никак.

Пройти типирование в Москве можно:

в донорском отделении Гематологического научного центра.

Адрес: метро Динамо, Новый Зыковский проезд, д. 4А, 8-ой этаж клинического корпуса. Контактный телефон +7 (916) 148-71-31

В Санкт-Петербурге — в Институте детской гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой при СПГМУ им. акад. И.П. Павлова. Адрес: ул. Рентгена 12. Тел. для справок 8-911-279-00-55.
О донорстве костного мозга читайте:

Пересадка и трансплантация костного мозга: вопросы и ответы

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/chem-molozhe-donor-tem-luchshe/

Не так страшен костный мозг, как его рисуют: личный опыт донорства

Личный опыт: трансплантация костного мозга сделала нас роднее

Почти каждый день многие из нас встречают на просторах интернета мольбы о помощи: «Помогите ребенку выжить!», «Остался последний шанс, срочный сбор — 150 тысяч евро на пересадку костного мозга и лечение!» Баснословные деньги!

Именно благодаря таким объявлениям, которыми пестрит глобальная сеть, у нас сложился стереотип, что тяжелое заболевание обязательно означает миллионы и заграницу. А такое понятие, как «пересадка костного мозга», приводит нас в священный трепет — «сложнейшая», «опаснейшая» операция.

Между тем, в большинстве случаев операцию можно сделать и в России, и оплачивается она государством, да и сама процедура сравнительно проста — гораздо тяжелее восстановление после нее, но это отдельная тема.

Питерский НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой является одним из мировых лидеров, проводя по триста трансплантаций в год: огромная научная база и колоссальный наработанный опыт.

Не каждая заграничная клиника может похвастаться таким результатом.

1

Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И. П. Павлова и Институт детской гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачёвой

© wikipedia.org

А вот поиск донора — штука действительно дорогая, поскольку чаще всего приходится искать именно за кордоном, ибо до недавних пор альтернативы у больных практически не было. Но обо всем по порядку.

Фонд в помощь

Костный мозг — это не какая-то страшная субстанция, для извлечения которой надо дробить кости. Это часть кровеносной системы, отвечающая за создание новых клеток крови взамен погибающих и отмирающих. Он не где-то в спине находится, а в нашей крови.

Поэтому люди хоть что-то знающие часто сравнивают донорство костного мозга с донорством крови, но первое намного сложнее. Важна не группа крови, а набор генов, который, как известно, гораздо более индивидуальная вещь, чем группа крови и ее резус-фактор.

Пересадка костного мозга требуется при различных видах рака крови и некоторых других смертельных заболеваниях. Операция не означает, что больной обязательно выздоровеет, но значительно повышает его шансы справиться с болезнью. В медицинском мире говорят, что пересадка костного мозга — последний шанс.

Проблема в том, что нельзя пересадить костный мозг первого попавшегося человека — нужна тканевая совместимость. Донор и реципиент должны полностью или почти полностью подходить друг другу по определенному набору генов. Найти подходящего человека очень сложно, поэтому создаются регистры доноров костного мозга.

Первыми это начали делать западные некоммерческие организации, сумев к сегодняшнему дню в общей сложности собрать информацию про 20 миллионов потенциальных доноров. В частности, это немецкий Фонд Стефана Морша, Чешский народный регистр, британский Фонд Энтони Нолана и другие. В России же эту задачу взвалили на себя благотворительные фонды.

2

Доноры сдают кровь в Центре переливания крови

© Илья Питалев/РИА Новости

Поиск донора в Европе для российских граждан стоит 20,5 тысяч евро, в США — до 40 тысяч долларов и более. И в Европе мы ищем доноров не отдельно по разным регистрам (это было бы недопустимо долго, время — враг больного лейкозом), а в единой европейской базе. Сейчас мы создаем свою национальную базу, основой которой станет петербургский регистр, создаваемый при участии нашего фонда, говорит специальный корреспондент «Русфонда» Виктор Костюковский, который курирует программу донорства костного мозга.

В России существуют пять регистров (Санкт-Петербургский, Челябинский, Карельский, Самарский и Екатеринбургский), объединенных вместе с регистром Казахстана в Единую информационную базу данных донорских регистров. В общей сложности в них находятся данные около семи тысяч человек.

В нашем Санкт-Петербургском регистре пока около двух с половиной тысяч доноров, но наш генотип особенный. В России очень большая совместимость: на тысячу протипированных человек в нашей стране уже сделано десять пересадок. Это уникальный случай в мировой практике! (по мировой статистике, одно совпадение по тканевой совместимости приходится в среднем на каждые 10 тысяч доноров регистра, — прим. ред.), говорит координатор доноров костного мозга НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой Ирина Сигачева.

Вопрос национальной безопасности

Для того чтобы стать потенциальным донором, надо сдать кровь на типирование. Эта процедура определяет тот самый набор генов. 

Типирование каждого человека благотворительным фондам обходится в 15 тысяч рублей — деньги не маленькие, но по сравнению с поиском за рубежом — гроши.

Важно понимать, что национальный регистр создается не только ради колоссальной экономии, но и по гораздо более веской причине: в среднем для четырех российских пациентов из десяти не удается подобрать донора в европейских и американских регистрах. Так что это ни много ни мало вопрос национальной безопасности.

От добровольца на первом этапе почти ничего не требуется — достаточно подписать соглашение о донорстве и сдать 9 мл крови из вены. Но далеко не в каждом городе есть такая возможность.

В Москве это можно сделать в Гематологическом научном центре РАМН на «Динамо», откуда кровь курьерской службой доставят на типирование в питерский НИИ им. Горбачевой. В северной столице, соответственно, кровь можно сдать в самом институте.

В регионах, как правило, проводятся специальные акции по сбору крови, а заодно и по агитации населения.

Осведомленность людей о проблеме кошмарно низкая. Граждане, прежде всего, путают костный мозг со спинным. Кстати, мы проведем акции 27−28 ноября в Перми, 21−22 декабря — в Петропавловске-Камчатском, на январь запланирован Петербург. Некоторые акции могут случиться буквально спонтанно — по инициативе неравнодушных граждан в регионах, говорит Виктор Костюковский.

После сдачи крови потенциальному донору остается только ждать, пока кому-то понадобится именно его костный мозг. Этот процесс может занять годы — Ирина Сигачева уже десять лет ждет шанса спасти чью-то жизнь. Поэтому очень важно сообщать в регистр о смене номера телефона, паспорта или фамилии, чтобы вас смогли найти в случае необходимости.

Первый этап никого ни к чему не обязывает. Потенциальный донор может отказаться, согласно правилу: добровольность, безвозмездность и анонимность.

Бывает, что человек по каким-то причинам не может приехать на операцию, например, профессиональный спортсмен из-за важных сборов или женщина по причине беременности. Тогда подыскивают кого-нибудь еще в российском или зарубежном регистре.

В таких случаях человека из регистра не удаляют, поскольку он может еще кому-нибудь подойти в будущем.

Иногда второго подходящего донора найти невозможно, а человек отказывается — родственники отговорили или просто испугался. Тогда мы стараемся повлиять словом. В моей практике был такой случай, и человека удалось убедить превратиться из потенциального донора в реального, говорит Ирина Сигачева.

У страха глаза велики

Пожертвовать костный мозг можно двумя способами, и донор сам выбирает, какой ему больше по душе.

В первом случае под анестезией делают проколы тазовой кости специальной иглой и набирают в шприц нужную порцию костного мозга.

После этого в некоторых случаях в течение нескольких дней донор может испытывать неприятные ощущения в костях, как при гриппе. Костный мозг же полностью восстановится уже через месяц.

Во втором случае костный мозг как таковой вообще не забирают, а собирают лишь необходимые клетки крови из вены. Но перед этим потребуется в течение четырех-пяти дней принимать препарат, способствующий увеличению выработки этих клеток. Из-за этого могут возникнуть те же ощущения в костях, что и в предыдущем варианте, но это проходит через день-два после последнего приема.

В некоторых случаях никакой боли в костях донор не чувствует вовсе. В любом случае это не наносит вреда организму, а лишь доставляет дискомфорт. Зато для кого-то ваша помощь может оказаться решающей. Нашей стране жизненно важен этот регистр.

Дабы не быть голословным, автор этих строк потратил час, чтобы съездить на другой конец Москвы. Вся процедура заняла значительно меньше времени, чем дорога. 

Несколько минут на ознакомление с соглашением и его подписание и еще пара минут на сам забор крови.

  Процесс ничем не отличается от обычной сдачи крови из вены, только наполняются четыре пробирки. Если вы живете в Питере, Москве, Самаре, Петрозаводске, Челябинске, Екатеринбурге, Кирове или будете там проездом, потратьте и вы часок-другой на это дело, потому что беда может прийти в дом каждого из нас.

Источник: https://www.ridus.ru/news/172552

Пересадка костного мозга: как происходит, доноры, последствия, отзывы

Личный опыт: трансплантация костного мозга сделала нас роднее

Пересадка костного мозга – это сложная процедура имплантации стволовых клеток, потребность в которой рождается при одном из ряда заболеваний системы кроветворения. Костный мозг – это жизненно необходимый орган кровеносной системы, который выполняет функцию гемопоэза.

Без проведения операции по пересадке костного мозга невозможно помочь пациентам с серьезным поражением иммунной системы. Чаще всего необходимость в трансплантации возникает при раковых болезнях крови.

Злокачественные поражения

Чаще всего решение о срочном проведении операции принимают при лейкозе (лейкемии). В народе этот страшный недуг, практически не оставляющий шансов больному на выздоровление, называют белокровием.

Патология характеризуется нарушением процесса образования и обновления крови: клетки, не успевая созревать, начинают сразу же делиться. Дальнейших этапов развития не происходит.

Когда количество незрелых клеток превышает допустимый максимум, они вытесняют здоровые тельца. Лейкоз может протекать в качестве:

  • острого миелобластного типа;
  • острого лимфобластного типа;
  • хронического миелолейкоза;
  • плазмоцитомы.

Трансплантация здоровых клеток крайне необходима при лимфоме – патологии крови, для которой свойственно накопление опухолевых лимфоцитов. Разновидностью лимфомы является болезнь Ходжкина, а также неходжкинские типы недуга.

Другие патологии как показания к трансплантации

При доброкачественных патологических процессах пересадка костного мозга может быть рекомендована из-за высокого риска перехода болезни в злокачественную форму. К заболеваниям неонкологической природы, для лечения которых прибегают к применению донорского биоматериала, относят:

  • Недуги, связанные с нарушениями обмена веществ. В первую очередь это синдром Хантера и адренолейкодистрофия. Последнее заболевание характеризуется чрезмерной концентрацией жирных кислот в клетках. Синдром Хантера – это патология, при которой происходит атипичное накопление жиров, белков и углеводов в тканях.
  • Иммунные нарушения. В первую очередь речь идет о ВИЧ-инфекции и врожденном иммунодефиците. Этот метод лечения не может дать стопроцентной гарантии на выздоровление, но способствует продлению жизни пациента.
  • Патологии костного мозга (анемия Фанкони, апластическая анемия), которые протекают с угнетением кроветворных функций.
  • Аутоиммунные болезни, среди которых – красная волчанка, ревматоидный артрит. Специфика этих заболеваний заключается в поражении соединительной ткани и мелких кровеносных сосудов.

Не так давно единственным способом лечения вышеуказанных патологий считалось облучение и химиотерапия.

Однако каждый из этих методов борьбы с онкологией помогает уничтожать не только раковые клетки, но и здоровые.

Сегодня тактика лечения заболеваний крови приняла другой оборот: после проведения курсов интенсивной противораковой терапии пораженные гемопоэтические тельца сменяются при пересадке здоровыми.

На проведение такой операции необходимо добровольное согласие человека, генетический материал которого полностью подойдет нуждающемуся реципиенту. Судя по отзывам, о пересадке костного мозга и предоставлении своих стволовых клеток больным люди задумываются часто, но многих пугает неосведомленность в данном вопросе и незнание вероятных последствий такой сложной манипуляции.

Получить материал для трансплантации кровяных клеток можно:

  • От самого пациента в период ремиссии заболевания. Если симптомы болезни затихли и показатели анализов соответствуют норме, у больного осуществляют забор тканей, которые подсаживают ему же при развитии рецидива. Такую пересадку называют аутологической.
  • От его близнеца (однояйцевого). Данный вид трансплантации именуют сингенным.
  • От кровного родственника. Стоит отметить, что далеко не все люди, состоящие в родстве с реципиентом, могут подойти на роль донора костного мозга из-за расхождений в генетическом коде. Чаще биоматериал совпадает у братьев и сестер – вероятность составляет приблизительно 25%. При этом практически никогда не встречается генетическая совместимость с родителями. Приживление стволовых клеток от родственника называется аллогенным.
  • От чужого (неродственного) человека. Если среди родни не нашлось человека с подходящими генетическими данными, за помощью обращаются к национальным или зарубежным банкам донорства. Речь идет об аллогенной трансплантации тканей постороннего донора.

Основные противопоказания для доноров

Случается и так, что человек, готовый пожертвовать свои ткани ради спасения другого, не допускается к трансплантации.

К потенциальным донорам выдвигается целый ряд требований, при несоответствии хотя бы одному из них заявка на донорство отклоняется. В первую очередь предоставить свои стволовые клетки может только совершеннолетний человек.

Донор пересадки костного мозга должен быть абсолютно здоров. Особенно важно отсутствие следующих заболеваний:

  • аутоиммунных нарушений;
  • тяжелых инфекционных патологий;
  • гепатитов B и C;
  • сифилиса;
  • туберкулеза любой формы;
  • врожденного или приобретенного иммунодефицита;
  • любого вида онкологии;
  • расстройств психики.

Донором не может быть беременная женщина. Забор биоматериала не осуществляется у людей, возраст которых превышает 50 лет.

Без шансов на трансплантацию

К слову, замена стволовых клеток также не рекомендуется физически слабым и пожилым пациентам. Операцию по трансплантации не проводят лицам, страдающим сложнейшими заболеваниями внутренних органов. К противопоказаниям пересадки костного мозга относят проведение продолжительной антибактериальной или гормональной терапии.

И даже при отличных показателях здоровья донора и реципиента единственным серьезным препятствием для проведения процедуры считается несовместимость биоматериала. Шансы найти донора, идеально подходящего для пересадки костного мозга, ничтожны. Чаще всего прибегают к аутологическому и аллогенному способу трансплантации тканей.

Операция по пересадке костного мозга – сложнейшее для организма вмешательство. Кроме того, процедура является весьма дорогостоящей. Поскольку преимущественное число больных не в состоянии самостоятельно оплатить лечение, на помощь в этом вопросе часто приходит государство.

Но так как оказать всем больным необходимые услуги невозможно, установлена определенная квота на трансплантацию стволовых клеток. Благодаря введению системы квотирования, нуждающиеся пациенты получают шанс абсолютно бесплатно пройти лечение в лучшей клинике, но, по сути, именно он же является главным препятствием для больных из-за сформированной огромной очереди.

К тому же сам поиск донора занимает немалое время, а ведь для пациентов с таким диагнозом дорога каждая неделя.

О том, как происходит пересадка костного мозга, вы узнаете после описания процедуры сбора донорского биоматериала. Манипуляция может осуществляться двумя способами. Выбирают его врачи, в зависимости от медицинских показаний для конкретного донора.

Первый вариант – извлечь необходимое количество тканей из тазовой кости. Для проведения манипуляции заранее берут анализ, результаты которого покажут, сможет ли человек перенести наркоз. Госпитализация донора обязательна за несколько дней до процедуры.

Забор необходимых клеток осуществляют под анестезией с помощью шприца, который вводят в область высокой концентрации нужного биоматериала. Как правило, сразу делают несколько проколов, чтобы получить необходимый объем жидкости для пересадки костного мозга.

Как происходит процедура? Практически безболезненно и быстро – на проведение манипуляции требуется не более получаса, а вот для полного восстановления организму донора понадобится почти целый месяц.

Второй способ заключается в заборе венозной крови, из которой извлекаются стволовые клетки.

На протяжении недели до назначенной даты манипуляции донор должен принимать «Лейкостим» – специфический препарат, который провоцирует активный выброс стволовых клеток в кровь.

У донора берут кровь, отделяют из нее необходимые элементы и возвращают ее обратно через вторую руку. Такой способ забора биоматериала занимает несколько часов, а на восстановление потребуется не более двух недель.

Как проходит операция

При лейкозе пересадке костного мозга должен обязательно предшествовать курс мощной химио- или радиотерапии – так называемый подготовительный режим. Длится он столько, сколько требуется в каждом индивидуальном случае. Продолжительность курсов определяет врач.

Перед тем как делать пересадку костного мозга, врачи должны убедиться, что реципиент готов к проведению подобного рода вмешательства. За пару дней до операции у донора и человека, нуждающегося в имплантации стволовых клеток, берут повторные анализы. Во время процедуры донорские стволовые клетки вводят больному парентерально.

После пересадки костного мозга в течение первого месяца больной находится под тщательным наблюдением врачей, ожидающих приживление инородных тканей. Этот период должен обязательно сопровождаться приемом антибиотиков, которые необходимы для профилактики инфекции.

Помимо антибактериальной терапии, реципиенту делают еще одно вливание в кровь – на этот раз ее обогащают тромбоцитами с целью предупредить внутренние кровотечения, риск которых после имплантации стволовых клеток возрастает в несколько раз.

Наряду с антибиотиками пациенту назначают иммуносупрессивные препараты, позволяющие предотвратить отторжение организмом пересаженных тканей.

Что происходит после трансплантации

Последствием пересадки костного мозга нередко является длительная слабость, в тяжелых случаях могут развиваться кровотечения, происходить сбои в работе внутренних органов. При острой реакции иммунной системы на трансплантат чаще всего поражается желудочно-кишечный тракт, печень и кожные покровы. Пациенты могут жаловаться на следующие симптомы:

  • тошноту, иногда с рвотой;
  • появление во рту небольших изъязвлений;
  • неустойчивость психоэмоционального состояния;
  • гнойнички на коже спины и груди;
  • диарею с примесями крови;
  • поражение слезных и слюнных желез.

Персонал медучреждений, в которых проводят пересадку костного мозга при лимфоме, лейкемии и других заболеваниях крови, должен быть достаточно компетентным и способным создать комфортные условия для реабилитации пациентов. К тому же не менее важным в этом вопросе является участие родственников и близких.

Прием иммуносупрессоров, о которых было сказано выше, угнетает работу органов кроветворения, при этом значительно ослабляя иммунитет.

В реабилитационный период после пересадки костного мозга организм становится очень уязвимым перед патогенной микрофлорой.

Если пациент уже был заражен цитомегаловирусом, вполне вероятна активизация инфекции на фоне восприимчивости иммунитета. В тяжелых случаях развивается пневмония, которая приводит к летальному исходу.

Российские клиники

В нашей стране есть несколько медицинских учреждений, специализирующихся на проведении подобных операций. Пересадкой костного мозга в России занимаются высококвалифицированные специалисты в области гематологии, онкологии, трансфузиологии и др.

Среди 13 действующих на территории РФ клиник стоит отметить:

  • Институт детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой в Санкт-Петербурге, который является одним из крупнейших отделений. Сюда обращаются в самых безнадежных случаях.
  • «ОН Клиник» – международный медицинский центр, имеющий несколько представительств в России. Филиалы клиники занимаются диагностикой гематологических и онкологических заболеваний, требующих трансплантации костного мозга.
  • ФГБУ НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Минздрава России – бюджетная клиника, расположенная в Москве. Это учреждение имеет многолетний стаж. Здесь делают пересадку костной ткани пациентам разных возрастов.

Прогноз выживаемости

Восстановление организма после имплантации стволовых клеток длится не менее года, и его успешность во многом определяется:

  • типом трансплантации;
  • степенью совместимости донорского материала;
  • течением и злокачественностью болезни;
  • возрастом пациента;
  • общим состоянием больного;
  • интенсивностью проведенной до пересадки лучевой или химической терапии.

Наиболее высокие шансы имеют реципиенты, страдающие наследственными патологиями системы кроветворения.

При онкологии спрогнозировать дальнейший исход достаточно сложно, так как шансы на выздоровление зависят от вероятности рецидива.

Если в течение последующих пяти лет он не возник, то очевидной становится ничтожная доля вероятности его развития и в дальнейшем. Такой показатель выживаемости наблюдается приблизительно в половине случаев.

Источник: http://fb.ru/article/67938/perspektivnyie-metodyi-lecheniya-peresadka-kostnogo-mozga

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.