Врач в тропиках: зачем ехать из Уфы в Гватемалу?

Содержание

Health&Help: Клиника на краю земли – Никарагуа

Врач в тропиках: зачем ехать из Уфы в Гватемалу?
Они живут в домах из полиэтилена, натянутого на палки. Электричества нет, но есть школа. Ну как – школа. Есть четыре столба и крыша, на стены средств уже не хватило.Я поворачиваюсь к Карине:

— Ты же их тоже видишь?

— Кончай паясничать. Конечно, я вижу. А еще я вижу, что все можно изменить.

— Посчитай площадь вон того заброшенного участка. И будем строить.

Мы – Health&Help

Мы – те странные люди, которые считают, что у каждого человека есть право быть здоровым, – вне зависимости от цвета кожи, пола, национальности и количества денег в кошельке.

Мы помогаем там, где не помогает никто. Там, где нет медицинской помощи, мы строим клиники и привозим врачей. Наша клиника в Гватемале построена, зарегистрирована и стабильно функционирует.

Настало время помогать дальше.

Рыбацкую деревню Эль-Розарио мы выбрали не случайно. Моя подруга со времен учебы в тропическом институте Елена Варгас работает в Министерстве здравоохранения Никарагуа. Она следила за проектом в Гватемале и спросила, не сможем ли мы помочь.

«На карте есть деревня, но без регистрации. Они ее даже получить не могут – земля кооперативов, ее не выкупишь, так что мы ничего не можем сделать, и людям приходится ездить за 30 км до ближайшего здравпункта. Все неотложные случаи добраться до помощи просто не успевают», – пояснила она.

Мы поехали посмотреть, и у нас даже не встал вопрос о правдивости этих слов. Арендованный полноприводный пикап нам пришлось оставить на обочине еще за три километра до деревни. Мы пересели на лошадей – дорога просто кончилась. А начались бледные дети и дырявые рыбацкие сети, дома, сделанные из «честного слова», песок, перемешанный с морской тиной, похлебка из морских улиток и безысходность.

В школе учится всего 45 детей. «Всего» – на одну молодую учительницу.

Нам показали небольшую поляну, заросшую колючим кустарником. Сквозь пальмы пробивались лучи заходящего за горизонт оранжевого солнца.

— Подойдет для клиники?

Мы с Кариной переглянулись. На возвышении, в пятидесяти метрах от берега, мы стоим на каменном уступе и принимаем решение, которое изменит жизнь целого поселка.

— Нам нужно архитекторов спросить. Но место хорошее.

— Мы поможем. Весь кустарник выкорчуем, разровняем все. Мы поможем строить, – он смотрит на нас с надеждой и от волнения трёт друг об друга загорелые мозолистые руки, – вы же привезете нам врача? Или хотя бы медсестру?

— Мы сделаем все, что возможно.

Мы с Кариной шли до машины молча, потные и уставшие, с головной болью от жары, песком в ботинках и ногами, обкусанными комарами.

— Сделаем?

— А как иначе? Кто, если не мы?

О нас

Health&Help – это некоммерческая организация, помогающая беднейшему населению планеты. Мы построили клинику в гватемальской деревне с непроизносимым названием Чуинахтахуюб и дали возможность 15 тысячам местных жителей своевременно получать медицинскую помощь.

У нас отличная команда волонтеров. Только за 2016-й год с нами успели поработать 35 человек со всего света: медсестры и врачи, строители и архитекторы, фотографы и учителя.

Пациенты рассказывают про нас в своих деревнях, и мы очень рады, что их у нас только прибавляется. Клиника работает отлажено и стабильно благодаря вам, – людям, которые нас поддерживают. Настало время двигаться вперед!

Почему мы?

Мы работаем там, где страшно. Там, где людям некуда пойти. Там, где малярия и холера уносят жизни сотен детей ежегодно просто от того, что у них нет места, где им могли бы помочь. Мы боремся за право каждого человека не умирать от излечимых заболеваний.

Почему не в России?

Несмотря на все несовершенства системы, очереди и тесные палаты, в России вам всегда окажут неотложную помощь, вы никогда не будете рожать на улице, всех детей вакцинируют, а больным диабетом выдают инсулин.

Мы согласны с утверждением о том, что в России много проблем, но они абсолютно другого порядка. Преобразованием и усовершенствованием государственных систем здравоохранения Health&Help не занимается.

Цель нашей деятельности заключается в том, чтобы наиболее эффективно и качественно помогать в регионах, нуждающихся в базовой медицинской помощи.

Почему вы?

В Health&Help работают простые ребята. Вместе мы делаем большое и трудное дело, и верим, что оно – правильное. Каждый из нас отдает частичку своей жизни на то, чтобы помочь людям на другом конце планеты жить без боли, страха и голода. У нас есть общая мечта – сделать мир добрее. Сегодня вы можете помочь нам изменить чью-то жизнь к лучшему в один «клик». Почему? А почему бы и нет?

Почему они?

Никто не выбирал, где и когда ему родиться. И люди, которым мы хотим помочь, не выбирали. Они не думают о седьмом «Айфоне» или фильтрах в «Инстраграме», они думают о том, что у ребенка жар, но чтобы понять – малярия это, Зика или обычная простуда, им нужно идти в город. Пешком.

Потому что нет ни машин, ни дорог. Рыбаки уходят в море на весь день, а женщины обрабатывают пойманную рыбу. Электричества нет, пола в домах нет, стен у домов тоже нет. Мы не можем изменить все, но мы можем изменить хотя бы что-то. Мы хотим дать этим людям возможность жить без боли.

И мы верим, что это – правильно.

Постройка здания клиники

У деревни есть земля, предназначенная для «Поста Здоровья». Health&Help получило в бессрочную аренду (узуфрукт) этот участок земли. Кроме того, деревенские жители уже начали подготавливать базу для будущего строительства – вырубать кустарник и ровнять землю. Для того, чтобы построить клинику с лабораторией по малярии и подвести коммуникации нам нужны средства.

Солнечные батареи и колодец

В деревне нет электричества и проточной воды.

Жители живут без света и ходят за водой на ручей (у некоторых есть колодцы), в клинике же мы не можем обходиться без воды или электричества: нам нужно мыть и стерилизовать инструменты, хранить вакцины и инсулин, осматривать экстренных пациентов и принимать роды в ночное время. Самый экономичный и экологичный вариант бесперебойной работы клиники – это установка солнечных батарей, колодца с насосом и резервуаром для пресной питьевой воды.

Пресса о нас

Настоящее Время/Current Time

Сноб/Snob

Филантроп

Медвестник

Tropical_doc

FAQ

— Почему министерство Никарагуа не помогает?

Люди, живущие в прибрежном районе Эль-Розарио, в большинстве своем не имеют официальной регистрации. Они пришли туда за работой. Все они —рыбаки, этим они живут и кормят свои семьи. Министерство не может помочь им, потому что для него их там не существует.

— Как вы можете помочь этим людям, лучше чем государство?

Мы соревнуемся тут только с самими собой – мы хотим сделать все максимально хорошо, так, как считаем нужным и то, что считаем нужным.

Мы считаем, что правильно строить лабораторию по малярии в месте, где люди умирают от малярии.

Мы считаем, что правильно открывать клинику там, где практически невозможно вовремя получить медицинскую помощь. У нас есть возможность помочь, и мы хотим ей воспользоваться.

— Почему именно там?

Район Чинандега — это один из беднейших районов Никарагуа. Тропический климат там прекрасен и ужасен одновременно — такие болезни как дизентерия, денге, малярия, чукунгунья, лейшмания и трипаносомоз — уносят здесь сотни жизней. Мы в Health&Help считаем, что люди не должны умирать от излечимых заболеваний. И мы будем делать все от нас зависящее, чтобы это предотвратить.

— Кто будет строить клинику?

Как и в предыдущем проекте Health&Help, строительство будет происходить силами волонтеров и местного населения. Все трудоспособные жители мужского пола будут работать на стройке до ее завершения.

Проект клиники в Никарагуа и руководящую часть стройки берут на себя архитекторы Health&Help Михаил и Елизавета Шишины, которые специализируются на строительстве социальных объектов в местах с ограниченными ресурсами.

— Кто работает в вашей организации?

В нашей организации работают люди, которым не все равно. Те, кто считает, что может сделать что-то хорошее для этого мира и не останавливает себя. У нас работают отличные врачи, фельдшеры, медсестры, так же учителя, переводчики, программисты, фотографы и другие специалисты.

Во главе организации стоят два человека – это Карина Башарова, которая отвечает за все административные вопросы, руководит волонтерами, общается со спонсорами, решает все финансовые задачи и делает еще сотню важных вещей. И я, Виктория Валикова. Я организовываю медицинскую часть проекта, пишу большинство наших текстов и… вдохновляю.

— Вы получаете зарплату?

Работать без зарплаты было нашим сознательным выбором. Мы с Кариной живем за счет дохода с аренды квартир в России. Этого хватает на жизнь в деревне.

Наши волонтеры тоже работают без зарплаты – большинство из них еще и помогают клинике. Волонтеры привозят медикаменты, материалы и делают денежные пожертвования – каждый помогает, чем может.

Все знают, что 100% донаций идет напрямую к пациентам.

— Почему мы должны верить, что деньги пойдут на строительство, а не на личные цели автора проекта?

Наш проект прозрачен. Мы — очень маленькая организация и очень легко отследить, на что мы потратили те или иные средства. Мы с радостью приглашаем всех наших спонсоров посетить стройку, приехать в гости и посмотреть на организацию процесса работы. Возможно, вам понравится, и вы захотите помочь нам, увидев все своими глазами!

Вознаграждения

Ребята, вместе у нас получится! Знайте – ваш рубль спасет чью-то жизнь. Не оставайтесь в стороне: расскажите о нас друзьям, cделайте репост, станьте нашим спонсором!

Источник: http://boomstarter.ru/projects/463373/healthhelp_klinika_na_krayu_zemli_-_nikaragua

Тропический волонтер | Милосердие.ru

Врач в тропиках: зачем ехать из Уфы в Гватемалу?

Роды в Гватемале. В центре — врач-волонтёр Виктория Валикова. фото с сайта he-he.org

— Больше, чем инфекционные, мне нравятся только тропические болезни, — говорит Вика.

Молодого врача-инфекциониста, с которым мы беседуем, зовут Виктория Валикова. Пользователи ЖЖ знают ее под ником tropical-doc — в своем блоге Вика рассказывает о работе в странах третьего мира, а также сообщает новости о своем благотворительном проекте — строительстве клиники в гватемальской деревне Сентинела.

Здесь смогут получать бесплатную медицинскую помощь местные жители, самые бедные представители этой тропической страны Центральной Америки. Они же — представители коренного населения, майя.

— Я считаю, что все люди равны. Все заслуживают хорошего отношения и возможность получить помощь в беде. Человек не должен голодать или умирать от излечимых заболеваний. Неважно, где он живет.

Все спят на одном лежаке

— Гватемала — очень бедная страна, тут есть государственные больницы, но их мало, — рассказывает Виктория. — К тому же права майя ущемляются там постоянно.

Они не говорят на испанском, живут в отдаленных районах. Даже если они много дней будут идти до больницы, их не принимают. Говорят, что не понимают их язык, презирают, относятся, как к скоту.

Поэтому уровень различных заболеваний среди майя очень высок.

Тяжёлый детский труд. фото с сайта he-he.org

По словам Вики, в Гватемале распространен туберкулез — в будущей клинике обязательно будет работать программа по его выявлению и лечению.

— Гватемала — горная тропическая страна, тут влажно. Гватемальская семья живет очень скученно, в хижине, которая состоит из одного помещения.

Спят все вместе — на одном лежаке одна семья: мама, папа, дети, на другом лежаке — другая: бабушка, дедушка, тети, дяди. Очень часто в домах нет окон, только дверь. А для туберкулеза это идеальные условия.

Солнечный свет убивает бактерии туберкулеза. Влажность и полутьма дает возможность палочке Коха распространятся.

фото с сайта he-he.org

В Гватемале — проблемы с водоснабжением, поэтому там много кишечных инфекций. Периодически случаются вспышки холеры, постоянный бич — дизентерия, брюшной тиф, много гельминтозов. Здесь постоянно, хронически голодают люди, в связи с чем они часто болеют. Истощение — это заболевание, и остальные болезни на фоне его протекают намного тяжелее.

В зоне комфорта человек перестает развиваться

— Мне очень нравятся инфекционные болезни, я люблю свою специальность, — эти слова Виктории — словно ее визитная карточка.

В 2011 году Виктория окончила Башкирский медуниверситет, год проработала в приемном покое уфимской инфекционной больницы. Потом отучилась год в Бельгии и уехала как волонтер в Гватемалу, лечить местных.

Хотя у нее были и другие предложения — работать во «Врачах без границ» и в «Красном Кресте».

В Гватемале в 2014 году Вику ждали очень жесткие условия. Не было воды, электричества, больница была удалена от цивилизации. Но Виктория поняла, что сделала правильный выбор.

— Я считаю, что именно маленькие проекты дают возможность делать большую работу. Большие кампании применяются для отмывания денег, для достижения целей фармацевтических компаний. К тому же, мне больше нравится работать там, где ты видишь результат сразу — вот, твоя помощь доходит до человека прямо здесь и сейчас.

После Гватемалы она работала в Гондурасе и на Гаити.

— На Гаити я поехала потому, что в Гондурасе мне стало слишком комфортно — появились другие врачи и работать стало намного легче. Мне кажется, что когда человек попадает в зону комфорта, он перестает развиваться. Если у человек стоит цель — самосовершенствоваться, стремиться к чему-то новому, то это необходимо — выкидывать себя из зоны комфорта.

Проект больницы — это люди

Когда Вика вернулась в Россию, она поняла, что хочет построить клинику в Гватемале. Она будет возводиться силами и средствами волонтеров, которые отправятся в тропическую глухомань в июле 2016 года.

Пока ведутся организационные работы. И процесс этот довольно трудоемкий. По примерным подсчетам Виктории, чтобы возвести стены, закупить оборудование и начать работу, понадобится около 30 тысяч долларов.

— Наш проект — это я и те люди, которые мне помогают. Среди них есть те, кто уделяет все свое свободное время нашей совместной работе. Есть и те, кто помогает дистанционно. Кто-то делает сайт, кто-то переводит тексты. Есть и те, кто приходит и уходит. Есть спонсоры и партнеры: нам помогает благотворительная организация «Дорога к детям».

Почти каждый день Виктория и ее друзья по проекту собираются вместе, устраивают мозговые штурмы. Среди единомышленников нет случайных людей.

Одиннадцатиклассница Карина Башарова, которая ведает всеми оргзадачами и общается с потенциальными волонтерами, пришла однажды к Вике прямо в приемный покой, среди ночи.

— Она сказала: «У меня не было цели в жизни, а теперь она появилась — давайте-ка я помогу вам клинику построить». Карина узнала о проекте от одного из знакомых в Португалии и загорелась.

Игорь Енин тоже узнал историю о тропическом враче из Уфы и ее планах от друзей. Он медтехник, инженер, подбирает оборудование, занимается техничесой частью проекта. Поддерживает Вику и мама, Ирина Владимировна. Она врач-невролог, заведует поликлиникой.

У проекта есть много соратников в самой Гватемале, один из них, молодой врач Серхио Кастиой, помогает с организационными вопросами на месте. Он тоже болеет за идею равенства и помощи людям, которые находятся за порогом бедности. «Майя — это и есть Гватемала», — часто говорит он.

Кого не берут в волонтеры

Проекту клиники в Гватемале сейчас нужны профессиональные строители: плотники, каменщики, прорабы, специалисты по водоотведению, электроснабжению. Есть необходимость в людях, которые могли бы научить жителей деревни какому-то ремеслу: шитью, бисероплетению. Или сделать свой вклад в образование — например, преподавать английский или испанский языки.

— По каким критериям выбираем волонтеров? Важны такие качества, как адекватность, стрессоустойчивость, — говорит Виктория. —  Работать легко только с теми людьми, которые решили свои личные проблемы. Также человек должен разделять наши идеи.

Если он будет самым лучшим каменщиком на свете, но при этом будет ненавидеть женщин, майя, негров или еще кого-то, то мы не сможем включить его в проект. Мы не работаем с фанатиками: ни с религиозными, ни с политическими.

Кроме того, для нас очень важно, чтобы строительство клиники в Гватемале не стало для кого-то способом обогатиться. Мы сами не получаем за это ничего — и вся бухгалтерия у нас прозрачна.

Билеты в Гватемалу волонтеры покупают себе сами. Карина, например, работает официанткой в кафе, чтобы скопить денег на поездку.

— То же и у меня, — рассказывает Вика. — Я работаю в государственной больнице. Те гроши, что получаю, я откладываю не на норковую шубу, а на жизнь в Гватемале. В деревне, на самом деле, жизнь недорогая. Мы не ходим в кино, мы не покупаем одежду, питаемся местными продуктами.

— Мы с радостью принимаем волонтеров, которые разделяют наши идеалы, действительно хотят помочь и присоединиться к команде, — говорит Виктория. — Нашим волонтерам мы предоставляем кров и питание. Мы бы и проезд всем оплатили, но пока финансовые возможности нам этого не позволяют: все деньги уходят на строительство и закупку медикаментов.

фото с сайта he-he.org

Ребята также думаю о возможном местном бизнесе: хостеле, кафе. Во-первых, это даст возможность открыть рабочие места для местных жителей, во-вторых, привлечет людей в гватемальскую глубинку, в-третьих, финансово поддержит работу клиники.

Вопрос, который всегда задают

А почему бы не построить больницу в России? Вика улыбается и отвечает на этот популярный вопрос историей:

— Допустим, вы поехали в Руанду. На единственной там автостраде увидели бабушку, которая никак не перейдет через дорогу. Вы ее перевели, рассказали об этом в блоге.

Конечно, тут же найдутся люди, которые скажут: «А как же наши российские бабушки?! У нас же у самих их полно, стоят на перекрестках и ждут, пока их переведут. А эта цаца разъезжает по Руандам!». На мой взгляд эти осуждения нелогичны. Вот я оказалась в Руанде, в определенное время и увидела бабушку.

Перевела ее через дорогу, а потом у меня появилась еще возможность и зебру для дороги в Руанде нарисовать. И почему это не сделать?

Россия — большая и сильная страна. Но у нас все любят пострадать, считая, что у нас все плохо. Каждый негативный случай муссируется очень долго. Недавно женщина не попала в роддом и родила на улице.

А для Гватемалы это норма — там все рождаются на улице, потому что нет роддомов. Участковый врач в России пришел на полчаса позже — ужас! Но в других странах вообще нет врачей.

Это вопрос из серии: зачем помогать детям Африки, если я сам ел сегодня только первое и компот, а второго мне не дали.

О профессиональном выгорании

Не боится ли Вика однажды проснуться и понять — все, устала, сил больше нет клинику строить, в тропиках бедных людей лечить, людей вокруг собирать?

— Не боюсь пока. Я точно знаю, что легко не будет. У нас каждый день возникают какие-то сложности. Но когда видишь цель — сделать мир немножечко лучше — становится легче. Профессиональное выгорание начинается тогда, когда человек перестает любить свое дело. Мне нравится людей лечить. И я не знаю, что еще могу делать. Надеюсь, это навсегда.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/tropicheskij-volonter-vrach-iz-ufy-stroit-kliniku-dlya-majya/

Будни настоящего человека. Русский доктор спасает людей в тропиках

Врач в тропиках: зачем ехать из Уфы в Гватемалу?

Я не люблю уезжать из Гватемалы. Мне стольких сил стоило окончательно перебраться сюда — бросить семью, друзей, работу в приемке, которую любила как ничто другое, науку которую не любила, все хобби, вроде горных лыж или танцев и всего того к чему я привыкла. Я развелась, сдала квартиру, раздала все вещи и уехала в никуда и ко всему.

Я не люблю уезжать из Гватемалы, потому что тут мне комфортно. Помните, у Арефьевой: «вот теперь я человек!» Это все даже не про то, что тут можно ходить без лабутенов, о​*********х штанов и даже без белого халата. Это больше про то, что мы тут занимаемся «той самой» медициной.

Медициной для людей. Мы каждый день делаем чью-то жизнь другой. Не нужно далеко ходить: буквально на днях к нам притащили мужика у которого диск циркулярной пилы отскачил на квадриципс и разделил переднюю часть ноги на две. Сергио вместе с Аллочкой его штопали почти час. Зашил.

Выжил мужик.

Жена мера пришла к нам, беременная, на седьмом месяце, говорит «немного подтекает» у нее, трусы мокрые. Тот же Сергио ее уложил на лавку, посмотрел — вроде все нормально, околоплодные воды, все на месте.

Потом поддел слегонца пузырь сверху — и на него как полилось. Отвезли ее бегом на операцию, обоих спасли. Ребенок, конечно, слабенький, но жить будет. А если бы он не проверил мамашку — помер бы дитеныш.

Мы работаем с прекрасной командой. С людьми, которым не все равно. У нас архитекторы тут пашут днями и ночами, кошмары им снятся: что цемент не подвезли. Встают на час раньше работать, чем деревенские помощники, голову ломают как нам денег сэкономить на фасаде и кто будет плетенки для потолков ваять.

Я честно скажу — я никогда еще не видела вместе такое количество людей с аналогичными целями, идеями и мечтами. Это состояние абсолютного счастья, жить и работать здесь.

От этого состояния комфорта уходить не очень-то легко. Но, благо у нас есть Карина, которая всех, в том числе меня, заставляет спускаться с облаков на землю.

У нас есть деньги на коробку здания. Да, их нам периодически блокируют платежные системы и российские банки, что ситуацию не облегчает. Но они есть. Другое дело — мы же не коробка, мы клиника, а в клинике должен быть водопровод, электричество, оборудование, медикаменты, медицинские расходники, и, что не маловажно, врачи и медсестры — которые должны быть сытыми.

Мы хотим сделать клинику работающей безперебойно, потому что даже сейчас, когда мы принимаем людей в фанерноотгороженой комнатке, пациентов у нас много — мы принимаем по 10-15 человек в день.

И это фактически— без помещения, практически без оборудования (хотя оборудование у нас потихоньку появляется — спасибо Еве Болдиной из США — прислала нам Центрифугу, Стерилизатор, Доплер, Микроскоп, Эндоскоп и еще три чемодана лабораторных расходников, лекарств и всяких ништяков для волонтеров и Саше Буракову за небулайзер), но зато с фееричной медсестрой Аллой, Сашенькой, Алексом, Сергио и мной. Мы все очень любим людей.

Вы должны видеть наших пациентов. Людей, к которым никогда не относились как к людям. Которым никогда не говорили «сеньор». Никогда не обращались на «устед».

Мы хотим чтобы все это работало. Лучше и только лучше. В сентябре к нам приезжают два самоотверженных врача из Питера и мы будем делать все, чтобы им было чем и с чем лечить. Потому что я знаю по себе, что самое сложное — это не ставить диагнозы и не ковыряться в язвах.

Самое сложное — это отказывать человеку в помощи, просто потому что ты был не достаточно хорош, для того чтобы выпросить у фармкампании эналаприла, потому что ты побоялся перевеса и не привез лишний шприц инсулина, потому что тебе не хватило наглости побороть почтовую систему и таможенную службу и забрать свои законные посылки.

Я верю в то, что в мире много хороших людей. На самом деле я точно это знаю. Все смеются и говорят, что в США нам ничего не светит, но мы уже привыкли: не было дня, когда моя почта на наполнялась злостными письмами, а социальные сети — обвинениями. Ничего с этим не поделаешь, жизнь Health&Help — это не просто.

Но это лучшее, что произошло и происходит со мной.

____________________________

tropical_doc

Врач из Уфы Виктория Валикова решила построить бесплатную клинику в Гватемале. Меньше чем за месяц она собрала около миллиона рублей пожертвований. Livejournal Media Виктория рассказала о волонтёрах, которые готовы бесплатно лечить людей в тропиках, и о том, почему подобный проект нельзя запустить в России.

Доктору Виктории Валиковой 27 лет. Она родилась в Уфе в семье инженера и врача. Окончила университет, устроилась в местную больницу. А потом переквалифицировалась в специалиста по тропическим болезням и решила поработать волонтёром в глухом районе Гватемалы. В благотворительной клинике ей пришлось быть не только инфекционистом, но и хирургом, акушером и терапевтом.

Полное отсутствие врачей в небольших деревнях Центральной Америки не идёт в сравнение даже с самыми отдалёнными уголками России.

Виктория решила задержаться в тропиках, чтобы спасать местное население от недугов, которые давно излечимы во всём мире.

«Сравнивать Россию, которая принимает Олимпиаду и запускает в космос корабли, со странами, где больше половины населения голодает и умирает от излечимых болезней — негоже», — говорила она в интервью Livejournal Media полгода назад.

tropical_doc

Виктория проработала в тропиках два года, после чего вернулась в Россию и начала сбор денег на строительство госпиталя в горном районе Гватемалы. За несколько недель девушке удалось собрать около миллиона рублей. Осталось найти чуть больше 200 тысяч. Начало строительства запланировано на июль. И команда, которая готова бесплатно строить и лечить, уже собралась.

В Гватемале теперь болеют за нашу сборную по футболу

Виктория Валикова: Я никогда не думала, что уеду из России. Много путешествовала, но считала, что дальше стажировки за границей дело не дойдет. Россия мне как мама. А Гватемала — как невеста. Я ее выбрала и, очевидно, надолго. Клинику нужно не только построить, но и запустить. А потом курировать. Так что уезжаю на пару лет, не меньше.

Думаю, то, что делаем мы — это очень большой вклад в имидж нашей страны. Есть такое понятие как «народная дипломатия». Оно предполагает создание хороших отношений между странами на уровне обычных граждан, а не через переговоры политиков.

tropical_doc

Если раньше в Гватемале не знали, что Россия вообще существует, то теперь они болеют за нашу сборную по футболу. Дети из нашей деревеньки в Гватемале учат русский язык. Ну и конечно, мы самая лучшая страна. Мы даем им возможность жить хоть немного лучше и не умирать от излечимых заболеваний.

Слава богу, есть люди, которые понимают, что мы делаем доброе дело для тех, кто не живет, а выживает. И они нас поддерживают.

К белым женщинам-врачам относятся с опаской

Есть два органа власти, с которыми нужно договариваться перед тем, как начать что-то делать в Гватемале. Один — это администрация, то есть, грубо говоря, местный мэр. С ним нужно разговаривать отдельно. Он может утвердить проект и дать разрешение на строительство. Кроме него, есть ещё совет старейшин.

И их мнение тоже важно, кстати, нисколько не меньше — потому что они, по сути, представляют «глас народа».

Чтобы объяснить им, что я хочу, мне пришлось распинаться несколько часов. Люди с опаской относятся к белым женщинам-врачам. Вообще они с трудом понимают, как женщина может врачом стать.

Благо, со мной был наш гватемальский врач Сергио Кастийо, который помогал с организацией встреч и в общении с сообществом. Думаю, без него меня бы не так радушно встречали.

tropical_doc

Место для клиники уже одобрено. Нас здорово поддержало местное население: каждый мужчина деревни обязался отработать в качестве волонтера на стройке в течение пяти дней. А наша команда прорабов будет курировать стройку, которая начнется в июле 2016 года.

Специализация на космической медицине

Зарплату нам, к сожалению, никто платить не будет. Мы все работаем и копим на поездку. Так как этот проект рассчитан не на один год, а на длительное время, у нас уже есть ребята, которые «записываются» к нам. Например, в 2017 году приедет моя хорошая подруга, чудесный оперирующий онкогинеколог из Уфы.

На самом деле, штат нужен относительно небольшой — это же сельская больница без каких-то космических технологий. Наша команда будет организовывать медицинскую помощь. Делать эпидемиологическую разведку. Обучать местных знахарей, формировать принципы работы клиники.

Кроме того, у нас будет несколько переводчиков, видеооператоры (ещё одного мы, кстати, ищем) и менеджер проекта. Дистанционные ребята будут поддерживать проект на всем его протяжении. Они — это некий каркас, у которого всегда полно работы.

Мы отбирали людей не по тому, насколько они титулованы, а по умению быстро адаптироваться к любой ситуации.
tropical_doc

Например, у нас в команде есть один врач со специализацией «космическая медицина». Это выглядит забавно, но ничего удивительного — «нормальные» люди редко попадают к нам.

В основном это те, кто уже делал (и делает) что-то необычное в жизни. Есть пластический хирург из Харькова, отличный парень, заведует частной клиникой.

Его домашний питомец — метровая игуана, а хобби — делать добро в странах третьего мира.

Он предложил мне внедрить лечение трофических язв плазмой крови, спросив, будет ли у нас центрифуга — «Центрифуга будет, а вот эпиндорфов (это такие ёмкости, в которые наливается кровь, типа закрытых пробирок) пока нет». На что он ответил: «В шприцы 10-кубовые зальём и вперёд!» Это наш подход. Когда у тебя нет ресурсов, тебе нужны люди, которые умеют пользоваться своей головой и не пасуют перед нестандартными ситуациями.

tropical_doc

Ещё там будет гватемальский врач, который умеет вообще всё и будет помогать нам в самом начале перед запуском клиники и во время первых шагов. Он работает в частной клинике большого города и удивляет тем, что в отличии от многих хиспано-гватемальцев не ненавидит майя, а хочет помочь.

На вопрос, зачем люди это делают, у меня нет четкого ответа

Да, мы набираем идейных людей. Тех, кому нравится то, чем мы занимаемся. Однако даже если человек предлагает денег за то, чтобы работать с нами, но не отвечает необходимым требованиям, то он получает отказ.

Например, мы против любого фанатизма: не можем взять религиозного или политического активиста, который будет устраивать пропаганду. Или сексиста. Кроме того, люди должны понимать, это не детский лагерь, а серьезный проект. Мы набираем профессионалов.

Помимо всего прочего, у нас довольно строгий свод правил: волонтеры не должны употреблять алкоголь, а курение возможно только в строго отведенных местах.

Я искренне убеждена, что какими бы ни были истинные причины, будь то «спасти всех черных детей» или «красивая запись в резюме», люди, которые идут на подобное, делают этот мир лучше. И я симпатизирую им больше, чем тем, кто игнорирует происходящее вокруг. Малышу, которому вы спасли жизнь, глубоко плевать, зачем вы это сделали. И мне, собственно, тоже.

tropical_doc

Раньше я сдавала однушку и жила припеваючи

Конечно, из-за падения рубля появились сложности в работе за рубежом. Раньше я могла сдать квартиру в Уфе и жить на это припеваючи. Теперь ищу дистанционные подработки, пишу статьи, консультирую людей онлайн. Для строительства мы и так искали все максимально экономичное — материалы, технологии, так что ещё больше сокращать расходы не удается.

Сейчас, пока нет клиники, я буду много ездить в столицу, чтобы оформлять документы и искать местных спонсоров. Есть идея помочь в одной маленькой деревеньке Калель — почитать лекции для местных повитух. Дел много, времени остается все меньше, работать нужно интенсивнее.

tropical_doc

Кость в горле российского здравоохранения

Многие считают, что я ерундой занимаюсь. Но, думаю, многие не представляют, как будет выглядеть строительство бесплатной клиники в удаленной деревне российской глубинки.

На фоне происходящей «модернизации» российского здравоохранения с централизацией и укрупнением медицинских учреждений. На фоне закрытия ФАПов (фельдшерско-акушерских пунктов) и врачебных амбулаторий в деревнях.

Да меня просто съедят, чтобы «не высовывалась».

Попытка создать альтернативное государственным бесплатное медицинское учреждение неминуемо приведёт к конфликту с уже существующей системой медицинского обслуживания. Вы не сможете стать независимыми, бесплатными и законными одновременно. Будете как «кость в горле», немое свидетельство несовершенства существующей системы.

Большинство товарищей «ачегоневроссии» сами никому не помогают

Я знакома с огромным количеством медицинских и образовательных проектов в Латинской Америке и на Карибах, но до сих пор не встречала «нашего брата» ни в одном из них. В большинстве своем, волонтёрят ребята из США, Австралии и Европы. Почему? Думаю, это комплексный вопрос.

Во-первых, в этих странах есть такое понятие, как «свободный год» — то время когда вчерашние школьники берут «тайм-аут» длиной в 365 дней для того чтобы понять, чем они хотят заниматься в жизни. Они работают в нескольких проектах, путешествуют и только потом поступают в университеты. В России такой практики нет.

tropical_doc Во-вторых, многие россияне считают, что они сами ущемлены и им самим надо помогать, так что страны третьего мира подождут. Интересно, что большинство товарищей «ачегоневроссии» — сами в России никому не помогают.

Третья причина, которая кажется мне очень надуманной — это незнание языков и отсутствие денег. Мой товарищ начал путешествовать без денег и знания какого-либо языка. Таким образом он объездил больше сотни стран и выучил несколько иностранных языков. Так что все препятствия — они у вас в голове. Если есть желание, средство найдется.

Поучаствовать в благотворительном проекте можно здесь

Источник: https://www.livejournal.com/media/584771.html

Russian doctor in tropics!

Врач в тропиках: зачем ехать из Уфы в Гватемалу?
tropical_docМеня зовут Вика и я люблю людей.

Я врач из Уфы и я обожаю бананы, гречку, тушенку, море, снег, горы инфекционные болезни. Собственно, я специализировалась именно на них, а после на тропической медицине и организации здравоохранения в странах с ограниченными ресурсами.

Моя жизнь – череда счастливых моментов, удивительных стран и прекрасных людей.

Этот дневник начался в далекой Гватемале, плавно перебрался на солнечный остров в Гондурасе и продолжился в уездном Гаити. Сейчас я работаю в Гватемале и Никарагуа.Я живу просто и радостно, а работаю бесплатно.

После всего, что произошло со мной за эти несколько лет, я поняла: самое главное – это делать счастливыми других людей.

Я верю, что каждый человек имеет право на то, чтобы у него ничего не болело, не важно какого он пола, цвета, национальности, религии или достатка.

Так начался проект Health&Help, который направлен на оказание медицинской помощи беднейшим уголкам планеты.

Вместе с командой волонтеров, мы построили клинику в Гватемале, которая открылась 24-го февраля 2017 года и отлаженно функционирует! И вот, решив, что у нас еще есть силы и желание помогать, мы решили продолжать.

Мы открыли новый проект  – Клиника на Краю Земли: Никарагуа. Мы верим, что никто не должен умирать от излечимых заболеваний.

( помочь?Collapse )

Спасибо, что вы со мной. Будет здорово, я обещаю.

tropical_doc

Необычное интервью с Туттой Ларсен. Про Бога, воздержание и поедание мозгов.

tropical_docПривет ребят. Наболело. Каждый день мы получаем десятки писем, сотни комментариев и я отвечаю на некоторые в рубрике “FAQ” про то, что же мы делаем в Health&Help. Если в процессе у вас появятся новые вопросы – не стесняйтесь, пишите комментарии! #FAQ

А вы писали в Красный Крест?

( хлеба и зрелищCollapse )
tropical_doc

Немного солнца в холодной воде.

Иногда проблем настолько много, что кажется они вообще никогда не закончатся. Но как обычно, главное, как говорится, верить, а самое главное – упорно работать – как делают это наши ребята.

Наша деревня в Никарагуа: сезон дождей.

Стройка в Никарагуа официально начинается уже через пару недель, а неофициально – уже началась.

Первая партия стройматериалов.

Архитекторы нашего проекта Лиза и Миша Шишины сначала ремонтировали и делали «апгрейд» клиники в Гватемале (у меня в голове до сих пор не укладывается как они на крышу приделали водонагреватель в несколько тонн и ничего ничего не упало и не сломалось).

Лиза и Миша Шишины – архитекторы проекта Health&Help

Хрустящих платанов вам в ленту!

Автобус в Розарио, ближайшую к нам деревню. Материалы везут на крыше.

А теперь приехали в Никарагуа. Местные жители вместе с ребятами ровняют участок, Миша и Лиза покупают первые материалы.

Участок, где будет будущая клиника!

Привести их в деревню без дороги – это еще та головоломка. Грузовик, который торжественно обещал, что все довезет, застрял, сломался и не поехал. Поэтом на новом (85-го года) пикапе ребята везут материалы до ближайшего пункта, а там – совсем немного на себе!

Дороги практически нет. Поезд дальше не идет, просьба покинуть вагоны…

Дома местных сделаны из полиэтилена.

Зато вид с места строительства прямо на океан! Ира Брестер, фотограф проекта Health&Help

Наш бесстрашный Чумпипо – так ребята назвали наш

Мне кажется иногда, что безумство – это очень важный отличительный признак нашей организации. И это очень круто! Спасибо, что вы с нами!

Подготовка участка.

Если у вас появилось непреодолимое желание помочь нам на стройматериалы: сделать это можно вот тут:

Pay­Pal: mailbox@he-he.org

Ян­декс День­ги: 410012180500847

Сбербанк: 4276 0600 3966 7996

Если вы хотите стать постоянным спонсором или сделать крупное пожертвование, напишите нам: mailbox@he-he.org.

А стать нашим волонтером можно вот тут:

https://help.he-he.org/ru/vacancies/Иногда проблем настолько много, что кажется они вообще никогда не закончатся. Но как обычно, главное, как говорится, верить, а самое главное – упорно работать – как делают это наши ребята.Иногда проблем настолько много, что кажется они вообще никогда не закончатся. Но как обычно, главное, как говорится, верить, а самое главное – упорно работать – как делают это наши ребята.Наша деревня в Никарагуа: сезон дождей.( что дальше?Collapse )
tropical_doc

Что вы представляете, когда я говорю вам «мы тут мир спасаем»? Красивых девочек в белых халатиках, выздоравливающих благодарных детишек и правильные поступки?

Я боюсь вас разочаровать, но люди, которые лечат других людей, собирают пожертвования и строят больницы – живые. Они болеют, матерятся, влюбляются и испытывают боль, хандрят, занимаются сексом, говорят и делают глупости. Они ошибаются. Ведут себя как идиоты. Исправляют ошибки. И ошибаются снова.

Про нас сняли документалку. Это кино про то, что не нужно быть святым, чтобы делать мир лучше. Читайте и смотрите трейлер на Медузе (в самом конце):

Билеты на премьеру в Риге тут: https://rigaiff.lv/2018/en/robin-chicas/

Показ в Москве будет в декабре на мой ДР, кстати!

tropical_doc

Американ Бой или 10 плюсов отношений с американцем.

Я каждый день думаю о том, как сильно мне повезло: действительно, после череды ужасных, во всех смыслах, отношений я наконец-то встретила своего человека. И да, разность культур чувствуется и как-нибудь я обязательно расскажу о недостатках отношений с иностранцем, но сегодня я делюсь с вами тем, что мне в них кажется прекрасным.

( о да!Collapse )
tropical_doc

Никогда не смотрела православный телеканал “Спас”, пока не пришла к ребятам на съемки программы “Вера в большом городе”.

Отгадайте, кто ее новый ведущий? Предыдущей была Валерия Гай Германика. Ага, не ослышались, та самая.

Будете смотреть?

P.S.: платье Яна Лукьянова одолжила за что ей огромное спасибо 🙂
tropical_doc

После выступления на TEDxSadovoeRing я полетела в Уфу – забрать, наконец-то, новый паспорт и купить самовар. Историю с паспортом вы уже знаете, а история самовара достаточно простая.

( две свадьбы и одна широкая душаCollapse )
tropical_docКак обычно, по приезду в Гватемалу и прямо перед самым отъездом в Никарагуа я заболела. Это как раз к вопросу : « А как же вы защищаетесь там от всякой заразы?»
( фоточки интернациональной женской дружбыCollapse )
Всех люблю, и если вам вдруг захотелось попасть в наши дружные ряды – вы всегда можете это сделать подав заявку вот тут.

А помочь нам покупать лекарства, бинты и инсулин можно тут: новый номер карты Cбербанка: 4276 0600 3966 7996 (Валикова Ирина Владимировна – мама), а так же у нас есть PayPal mailbox@he-he.org и Яндекс-деньги: 410012180500847

Источник: https://tropical-doc.livejournal.com/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.